Оценка мужского репродуктивного здоровья молодежи Кузбасса

Титаренко И.Н., Осадчук Л.В., Клещев М.Н., Гуторова Н.В., Фарбирович В.Я.

Кризисная демографическая ситуация, возникшая в России в 90-х годах XX века, наряду со сложной политико-экономической ситуацией в стране, также может быть обусловлена снижением репродуктивного потенциала молодежи [1, 2]. Молодежь это социально-демографическая группа, имеющая определенные возрастные границы. Нижняя возрастная граница определена с 14 лет, когда наступает физическая зрелость и человек может заниматься трудовой деятельностью, а верхняя достижением экономической самостоятельности, профессиональной и личной стабильности, которая, как правило, наступает в возрасте от 25 до 30 лет.

Репродуктивное здоровье как категория здоровья общества является одним из основных критериев эффективности социальной и экономической политики государства, фактором национальной безопасности [3, 4]. Ухудшение состояния соматического здоровья населения и рост заболеваний органов репродуктивной системы в сочетании с демографическим кризисом объясняют повышенное внимание многих исследователей к состоянию репродуктивного здоровья [4]. Приоритетным направлением национального проекта «Здоровье» является усиление первичного амбулаторного звена здравоохранения для решения демографических проблем путем увеличения рождаемости и продолжительности жизни россиян [1, 4]. Успех решения этих вопросов зависит от ряда факторов. С одной стороны, необходимы медицинская образованность людей, их информированность и активность в сохранении собственного здоровья, а с другой адекватный уровень квалификации врачей и наличие у них информации о реальном состоянии вопроса.

Целью нашей работы была оценка мужского репродуктивного потенциала нескольких возрастных групп молодежи в Кузбассе. Дополнительно сформулированы приоритетные задачи информационно-медицинского центра репродуктивного здоровья молодежи, создание которого планируется в г. Кемерово.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Контингент обследуемых мужчин представлен тремя группами.

Первая группа состояла из 55 добровольцев репродуктивного возраста (средний возраст 27,2 ± 0,9 лет). Обследование данной группы проведено совместно с Институтом цитологии и генетики СО РАН в 2009 году в рамках проекта «Исследование репродуктивного потенциала и его гормональной регуляции у мужчин европейского и азиатского Севера в связи с изменениями среды обитания». Первые пилотные исследования проведены в городах Новосибирске, Улан-Удэ, Архангельске и Кемерово. Сотрудники медицинского центра «Эргин» совместно с ИЦиГ СО РАН принимали участие в выполнении одного из сегментов этого проекта, посвященного изучению фенотипической изменчивости репродуктивного статуса мужчин г. Кемерово. Обследование включало заполнение испытуемыми специально разработанной анкеты, осмотр урологом, исследование эякулята с помощью спермоанализатора SFA-500 и определение уровня репродуктивных гормонов ФСГ, ЛГ, тестостерона и ингибина В.

Вторую группу испытуемых составили 65 мужчин (средний возраст 29,4 ± 3,1 лет), прошедших андрологическое обследование на базе МУЗ ГБ № 1, МЦ «Эргин» в г. Кемерово в 2002 году. У данной группы для изучения параметров эякулята был использован спермограф SQA IICP (MESS).

В третью группу был включен 691 студент средне-специальных и высших учебных заведений г. Кемерово (средний возраст 19,5 ± 2,4 лет). Студенты средне-специальных учебных заведений были обследованы в ходе медицинского осмотра, а студенты вузов как по программе планового медосмотра, так и при обращении к урологу. Исследование включало анкетирование, осмотр урологом и ультразвуковое исследование органов мошонки. У 35 молодых людей старше 18 лет в программу была включена спермограмма.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В ходе сравнительного анализа количественных и качественных показателей эякулята двух групп молодых мужчин-добровольцев, обследованных в 2002 и 2009 годах, была получена важная информация о состоянии репродуктивного здоровья. I группу составили 65 мужчин (возраст 29,4 ± 3,1 лет), а II 55 мужчин (возраст 27,2 ± 0,9 лет).

У 35 (53,8%) исследуемых I группы и у 30 (54,5%) II в анамнезе были инфекции мочеполовой системы. Варикоцеле выявлено у 4 (6,2%) в I группе и у 3 (5,5%) во II, аномалии развития органов мочеполовой системы зарегистрированы у 3 (4,6%) и 1 (1,8%) соответственно.

Таблица 1. Динамика показателей эякулята

Показатель

Группа I (2002 г.) n = 65

Группа II (2009 г.) n = 55

Общая концентрация сперматозоидов (млн/мл)

54,5 ± 7,2

44,7 ± 4,9

Доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов (%)

49,9 ± 2,7

39,9 ± 3,7

Концентрация фертильной спермы (млн/мл)

23,0 ± 2,5

12,9 ± 1,9

Индекс фертильной спермы (%)

43,8 ± 3,5

30,6 ± 4,7

Таблица 2. Характеристика заболеваний органов мочеполовой системы у юношей-студентов вузов г. Кемерово (2007-2009 гг.)

№ п/п

Нозология

Число обследованных

1

Инфекции мочеполовой системы

391 (62,1%)

2

Варикоцеле

44 (7,0%)

3

Травма половых органов в анамнезе

4 (0,6%)

4

Фимоз

21 (3,3%)

Сравнивали четыре основных параметра эякулята: общую концентрацию сперматозоидов, долю прогрессивно подвижных сперматозоидов, концентрацию функциональной спермы и долю функциональной спермы (индекс фертильной спермы ИФС).

Результаты исследования продемонстрировали наглядное ухудшение как количественных, так и качественных показателей эякулята в течение 7 лет: общая концентрация сперматозоидов во II группе по сравнению с I уменьшилась на 9,8 млн/мл (-18,0%), доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов снизилась на 10%, концентрация функциональной спермы на 10,1 млн/мл (-23,0%), а индекс фертильной спермы на 13,2%.

В III группе отдельно анализировались учащиеся среднеспециальных и высших учебных заведений. Подгруппа учащихся средне-специальных учебных заведений включала 61 юношу (возраст 17,2 ± 1,5 года). Средний возраст дебюта половой жизни у 45 (73,8%) из них составил 14,8 лет, а среднее число половых партнерш в анамнезе на момент опроса 7,5! Не имели сексуального опыта лишь 16 (26,2%) молодых людей. При этом хронический уретрит был диагностирован у 4 (6,6%), хронический эпидидимит у 4 (6,6%), гипоплазия яичек у 2 (3,3%), гидроцеле у 2 (3,3%), сперматоцеле у 7 (11,5%), гипоспадия у 3 (4,9%), баланопостит у 4 (6,6%) и фимоз у 3 (4,9%) обследованных. Варикоцеле выявлено у 9 (14,7%), а операция по поводу варикоцеле имела место еще у 3 (4,9%) юношей.

Следующая подгруппа 630 студентов высших учебных заведений (возраст 21,2 ± 2,7 лет). Средний возраст дебюта половой жизни у них составил 16,4 года, а число половых партнерш в анамнезе 8,2. При этом наличие инфекционновоспалительных заболеваний органов мочеполовой системы установлено у 62,1% молодых людей. Аномалии развития органов мочеполовой системы зарегистрированы у 35 (5,6%), варикоцеле у 44 (7,0%), травма половых органов в анамнезе у 4 (0,6%), фимоз у 21 (3,3%).

Кроме того, при обследовании у 41 (6,5%) молодого человека была диагностирована мочекаменная болезнь, а у 44 (7,0%) различные аномалии органов мочеполовой системы. Какие-либо урологические заболевания отсутствовали лишь у 94 (14,9%) юношей-студентов.

Анализ параметров эякулята у 35 исследуемых III группы (средний возраст 19,1 ± 1,5 лет) показал, что объем эякулята был ниже нормы у 5 (14%), азооспермия отмечалась у 2 (5,7%), олигоспермия у 7 (20%), астенозооспермия у 19 (54,3%).

ОБСУЖДЕНИЕ

Значимость мужского фактора в структуре бесплодия подтверждается большим числом исследований [5-10]. Доля мужского бесплодия достигает 30-50% [8]. Известно много факторов, приводящих к снижению фертильности мужчин. Среди них есть как неоспоримо доказанные, так и вызывающие много предположений и научных дискуссий. Например, по данным Института цитологии и генетики СО РАН, средняя концентрация сперматозоидов в эякуляте у мужчин г. Новосибирска составила около 40 млн/мл, а на Европейском Севере России около 60 млн/мл, что в 1,5-2 раза меньше, чем в странах Западной Европы и США. Приведенные данные указывают на значительные региональные различия показателей мужской фертильности, что может быть обусловлено экологическими и социальными факторами.

Фактором, определяющим возможность зачатия ребенка мужчиной, считается способность образования полноценных половых клеток сперматозоидов [11, 12]. Одним из главных показателей фертильности спермы является достаточное количество нормальных в структурном отношении сперматозоидов, имеющих поступательное движение [9]. Концентрацию морфологически нормальных сперматозоидов с быстрой поступательной подвижностью мы называем концентрацией функциональной спермы [13].

Полученные результаты характеризуют ухудшение основных показателей спермограммы за 7 лет наблюдения. Особое внимание привлекают данные о снижении фертильности в группе молодых людей среднего возраста 19,1 ± 1,5 лет. Все это диктует необходимость продолжения изучения репродуктивного потенциала молодежи, определения причин явления и возможности

влияния на этот процесс.

Первый этап проведенного нами исследования позволяет высказать предположения о причинах снижения качества эякулята у молодых людей. Во-первых, это возраст дебюта половой жизни 14-16 лет. Во-вторых, многократная смена половых партнеров, и, как следствие, от одного до пяти эпизодов инфекции, передаваемой половым путем (ИППП), в анамнезе.

Ежегодный рост ИППП ряд исследователей связывает с изменением сексуальной модели поведения, уменьшением возраста дебюта половой жизни, с резистентностью микроорганизмов, вызванной нарушениями в макрои микроэкологии, неадекватной антибактериальной терапией [14, 15, 16].

Обращает на себя внимание достаточно высокое число аномалий развития органов репродуктивной системы от 5 до 7%, которые были выявлены у молодых людей впервые в возрасте 1719 лет. Возможно, это связано с отсутствием необходимого объема знаний у врачей, которые наблюдают ребенка с рождения, а также с недостаточной информированностью родителей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С точки зрения демографической статистики Россия приближается к следующей волне демографического кризиса, потому что в репродуктивный возраст входит самое малочисленное поколение, которое было рождено в девяностых годах XX века. Все

перечисленное заставляет задуматься о прогнозе репродуктивного потенциала российской молодежи и о том, что большинство вопросов невозможно решить только с медицинской точки зрения. По нашему мнению, медицинские мероприятия должны осуществляться по следующим направлениям:

  1. создание программ подготовки врачебных кадров, занимающихся репродуктивным здоровьем мужчин и женщин как во время обучения в институте, так, в большей степени, и при прохождении последипломного обучения;
  2. разработка комплексных междисциплинарных программ для обследования и лечения пациентов с заболеваниями репродуктивных органов;
  3. включение урологов в бригады для участия в профилактических медосмотрах.

Исходя из того, что мальчик потенциальный отец, необходимо с раннего детства уделять больше внимания его воспитанию в духе здорового образа жизни, включая половое воспитание.

Простых и быстродействующих средств решения поставленных в настоящей статье вопросов нет. С нашей точки зрения, необходимо формирование долгосрочной социальной программы, разработанной с привлечением современных информационных технологий, учитывающей мировой опыт по созданию «Клиник, дружественных молодежи» и ориентированной на различные социальные группы молодежи.

Ключевые слова: демография, молодежь, параметры эякулята, репродуктивный прогноз. Keywords: demographics, youth, ejaculate parameters, reproductive prognosis.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Урология: национальное руководство. Под ред. Н.А. Лопаткина. М. 2009. С. 975-986.
  2. Мирский В.Е., Рищук С.В. Руководство по детской и подростковой андрологии. СПб. 2008. 320 с.
  3. Репродуктивное здоровье: проблемы и возможности / Фонд ООН в области народонаселения, Министерство здравоохранения Республики Беларусь. Минск. 2001. № 1. С. 4.
  4. Богданович Н.С., Ванилович И.А., Матуш Л.И., Здоровье матери и ребенка. (Информационно-аналитические материалы). Министерство здравоохранения Республики Беларусь. 2002.
  5. Филиппов О.С. Бесплодный брак в Западной Сибири: Автореф. дисс. ...д.м.н. М. 1999. 38 с.
  6. Пшеничникова Т.Я. Бесплодие в браке. М. Медицина. 1991. С. 232-257.
  7. Сухих Г.Т., Тер-Аванесов Г.В., Назаренко Т.А. Мужское бесплодие: этиология, диагностика и лечение. М. 2007. 104 с.
  8. Кулаков В.И., Леонов Б.В., Кузьмичев Л.Н. Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии. М. 2005. С. 319338.
  9. Молнар Е. Общая сперматология. Будапешт, 1969. 294 с.
  10. Пенжоян Г.А., Маркова Л.М., Гришанов Н.В. Значение этиологических факторов нарушения репродуктивной системы мужчин // Проблемы репродукции. 2000. № 6. С. 23-53.
  11. Rowe P. J., Comhaire F. H., Hargreave T. V. WHO Manual for standardized investigation and diagnosis of the infertility couple. Cambridge University Press. 1993. P. 33-39.
  12. Collodel G., Moretti E., Fontani V. Effect of emotional stress on sperm quality // Indian J Med Res. 2008. Vol. 128, № 3. P. 254-261.
  13. Кузнецова Н.Н., Макрушин Г. А., Помешкин Е.В. Индекс концентрации фертильной спермы // Андрология и генитальная хирургия. 2009. № 2. C. 92.
  14. Ochsendorf F.R. Sexually transmitted infections: impact on male fertility // Andrologia. 2008. Vol. 40. № 2. P. 72-75.
  15. Pellati D., Mylonakis I., Bertoloni G., Fiore C., Andrisani A., Ambrosini G., Armanini D. Genital Tract infections and infertility. Eur // J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2008. Vol.140. № 1. Р. 3-11.
  16. Ramadan A., Agarwal S., Agarwal A. Oxidative stress and Male infertility: from research Bench to Clinical Practice // J. Andrology. 2002. Vol. 23. № 6. Р. 20-45.