18+

 

Номер №3, 2022 - стр. 117-122

Результаты сравнительного исследования препарата «Тубосан» в комплексной терапии пациентов с хроническим бактериальным простатитом DOI: 10.29188/2222-8543-2022-15-3-116-122

Для цитирования: Смерницкий А.М., Красняк С.С. Результаты сравнительного исследования препарата «Тубосан» в комплексной терапии пациентов с хроническим бактериальным простатитом. Экспериментальная и клиническая урология 2022;15(3)116-122; https://doi.org/10.29188/2222-8543-2022-15-3-116-122
Смерницкий А.М., Красняк С.С.
Сведения об авторах:
  • Смерницкий А.М. – врач-уролог, ЧУЗ ЦКБ «РЖД Медицина»; Москва, Россия
  • Красняк С.С. – к.м.н., старший научный сотрудник отдела андрологии и репродукции человека НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 641107
2503

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время хронический простатит (ХП) – одно из наиболее часто диагностируемых состояний в урологической практике. Однако по данным исследователей истинная распространенность ХП достоверно не известна, сведения о ней противоречивы [1]. Значительное количество научных исследований и публикаций свидетельствует об интересе к изучению данного состояния. По обобщенным данным зарубежных авторов ХП является одним из наиболее распространенных заболеваний у мужчин в возрасте до 50 лет [2, 3]. Почти 16% мужчин отмечали наличие симптомов нарушения функции нижних мочевых путей (СНМП) в анамнезе, характерных для простатита. Более того, больные с простатитом составляют почти 25% от всех посещений урологов [2, 4]. Зарубежные авторы отмечают, что у 8–11% европейцев и 3–16% американцев клиническое течение простатита склонно к рецидивированию [5-7].

Согласно исследованиям Н.А. Лопаткина, проведенным в 1998 году, в Российской Федерации среди всех обращений к врачу по поводу урологических проблем у мужчин в возрасте от 20 до 50 лет на долю ХП приходится до 35% случаев [8]. По сообщению В.А. Божедомова с соавт., воспалительный процесс в предстательной железе (ПЖ) имеет место у 19% мужчин [9]. П.В. Глыбочко и соавт. считают, что заболеваемость простатитом среди мужского населения России составляет около 9% [10].

В настоящее время препаратами выбора для консервативного лечения хронического бактериального простатита (ХБП) считаются фторхинолоны, однако в связи с растущей устойчивостью основных уропатогенов в практике применяются альтернативные антибиотики, в частности фосфомицин [11-17]. Вопросы эффективной диагностики и рациональной терапии ХП приобретают не только медицинское, но и социальное значение, оставаясь одной из наиболее сложных задач в современной урологической практике [18].

Цель: оценка эффективности применения препарата «Тубосан» в форме капсул в сочетании с антибактериальным препаратом (левофлоксацин 500 мг) для коррекции нарушений системного и местного иммунитета, а также неспецифической иммуностимуляции, активизации фагоцитарных реакций, усиления кровотока и уменьшения инфильтрата в очагах хронического воспаления.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследовании приняли участие 60 мужчин в возрасте от 21 до 50 лет, обратившихся за на прием врачауролога в ЧУЗ «Центральная клиническая больница «РЖД-Медицина», у которых был выявлен ХП категории II (бактериальный).

Критерии включения: возраст 20–50 лет, суммарный балл по шкале IPSS более 20, индекс качества жизни (QoL) не менее 4, уровень общего ПСА крови не более 2,5 нг/мл, объем ПЖ по данным трансректального ультразвукового сканирования не более 30 см3, отсутствие остаточной мочи после опорожнения мочевого пузыря, обострение ХБП. Все пациенты подписывали добровольное информированное согласие на исследование.

Критерии исключения: камни мочевого пузыря или мочеточников, подозрение на рак предстательной железы или мочевого пузыря, а также любые онкологические заболевания в анамнезе, аллергические реакции на используемые препараты, оперативные вмешательства на органах малого таза в анамнезе, нейрогенная дисфункция мочевого пузыря, аномалии развития мочеполовой системы.

Методом рандомизации пациенты разделены на две группы: основная – 29 человек, контрольная группа сравнения – 31 человек.

В группе сравнения применяли только антибактериальный препарат (левофлоксацин 500 мг) на протяжении 28 дней в стандартной терапевтической дозировке, назначенный эмпирически до результатов посева секрета ПЖ. В основной группе дополнительно к антибактериальной терапии применялся перорально «Тубосан» (МНН: Метилдиоксотетрагидропиримидин сульфонизоникотиноил гидразид, капсулы; АО «Биофарм Право-Альфа», Россия) в суточной дозировке 600 мг (200 мг, 3 раза в сутки в течение 3 недель).

При необходимости производили коррекцию антибактериальной терапии в соответствии с результатами бактериологического исследования.

Во всех группах использовался стандартный комплекс диагностики: клинические, лабораторные, бактериологические, лучевые исследования. Все пациенты были анкетированы по шкале IPSS при первичном осмотре, на 14-й и 28-й дни лечения. В основной группе с включением препарата иммунотропной терапии нежелательных явлений при его приеме не отмечено. Ретроспективно проанализированы результаты микроскопического исследования секрета ПЖ в сочетании с посевом на питательные среды и определением чувствительности к расширенному спектру антибактериальных препаратов. Забор секрета ПЖ проводили до назначения антибактериальной терапии и на 28 день терапии в стерильные пробирки с транспортной средой и доставляли в лабораторию в течение 30 минут.

Критериями эффективности лечения больных служили: регресс жалоб, в том числе по шкале IPSS, исчезновение лабораторных признаков обострения ХБП; прекращение бактериовыделения, либо снижение обсеменности менее 103 КОЕ/мл, подтвержденное бактериологическими исследованиями.

Статистическая обработка материала выполнялась с использованием программы IBMSPSSStatisticsv.23. В качестве статистического критерия применялся критерий знаковых рангов Уилкоксона для связанных выборок.

РЕЗУЛЬТАТЫ

После рандомизации между основной и контрольной группами не было обнаружено статистически достоверных различий по изучаемым параметрам (табл. 1).

Таблица 1. Общая характеристика основной и контрольной групп до лечения
Table 1. General characteristics of the main and control groups before treatment

Параметр / Parameter Группа / Group Среднее±СО / Mean±SD Значимость, р / p-value
Возраст, лет
Age, years
Основная / Main 32,8±7,3 0,157
Контрольная / Control 35,6±7,7
Объем предстательной железы, см3
Prostate volume, cm3
Основная / Main 24,8±4,7 0,492
Контрольная / Control 24,0±4,6
Сумма баллов по шкале IPSS
The sum of points on the IPSS scale
Основная / Main 21,9±1,3 0,498
Контрольная / Control 22,2±1,6
Кол-во лейкоцитов в секрете ПЖ (в поле зрения)
Number of leukocytes in the prostate secretion (in the field of view)
Основная / Main 101,0±21,2 0,920
Контрольная / Control 101,6±21,5
Сумма баллов по шкале QoL
The sum of points on the QoL scale
Основная / Main 3,9±0,6 0,957
Контрольная / Control 3,9±0,6

Результаты бактериологического исследования секрета ПЖ в обеих группах представлены в таблице 2. Суммарные результаты превышают 100%, поскольку у части пациентов наблюдалось одновременное присутствие нескольких видов микроорганизмов.

Таблица 2. Результаты бактериологического исследования секрета предстательной железы до лечения
Table 2. Results of bacteriological examination of prostate secretion before treatment

Группа / Group Результаты / Results
E.coli Kl. pneumoniae Staph. saprophyticus Staph. epidermidis
Основная / Main 23 (79,3%) 10 (34,5%) 2 (6,9%) 4 (13,8%)
Контрольная / Control 31 (100%) 2 (6,5%) 5 (16,1%)

При сравнении показателей до и после лечения были получены следующие данные. Объем ПЖ не изменился ни в основной, ни в контрольной группах, и составил в основной группе 24,6±4,7 мл vs. 24,5±4,2 мл (p>0,05) соответственно, в контрольной группе 24,0±4,6 vs. 23,5±4,3 мл (p>0,05) соответственно.

Выраженность симптомов нарушенного мочеиспускания достоверно уменьшилась в обеих группах. В основной сумма баллов по шкале IPSS до и после лечения составила 21,9±1,3 против 8,7±2,2 балла соответственно (p<0,001). В контрольной группе сумма баллов по шкале IPSS до и после лечения составила 22,2±10,3 против 10,3±1,4 балла соответственно (p<0,001) (рис. 1).

Динамика суммы баллов по шкале IPSS у больных ХПБ в процессе лечения
Рис. 1. Динамика суммы баллов по шкале IPSS у больных ХПБ в процессе лечения
Fig. 1. Dynamics of the sum of points on the IPSS scale in patients with CKD during treatment

Выраженность воспалительного процесса в ПЖ оценивался по наличию лейкоцитов в секрете ПЖ. Среднее число лейкоцитов в поле зрения в основной группе до и после лечения составило 101,0±23,2 и 5,2±1,3 клеток (p<0,001) соответственно. В контрольной группе среднее число лейкоцитов в поле зрения лечения составило 101,6±21,5 и 16,8±6,2 клеток (p<0,001) (рис. 2).

Динамика числа лейкоцитов в секрете ПЖ у больных ХБП в процессе лечения
Рис. 2. Динамика числа лейкоцитов в секрете ПЖ у больных ХБП в процессе лечения
Fig. 2. Dynamics of the leukocyte number in prostate secretion in patients with CPB during treatment

У всех пациентов обеих групп на момент включения в исследование были обнаружены единичные лецитиновые зерна в полях зрения при микроскопическом исследовании секрета ПЖ. В основной группе после лечения у 3 (10,3%) пациентов сохранилось это же количество, в то время как у 26 (89,7%) было обнаружено увеличение количества лецитиновых зерен. В контрольной группе эти параметры составили 2 (6,5%) и 29 (93,5%) пациентов соответственно.

После лечения в обеих группах наблюдалось статистически значимое улучшение качества жизни пациентов, оцениваемое по ответу на вопрос №7 анкеты IPSS («Как бы Вы отнеслись к тому, если бы Вам пришлось жить с имеющимися у Вас проблемами с мочеиспусканием до конца жизни?»). В основной группе средняя оценка по вопросу №7 до и после лечения составила 3,9±0,6 баллов и 1,8±0,5 баллов соответственно (p<0,001). В контрольной группе средняя оценка по вопросу №7 до и после лечения составила 3,9±0,6 баллов и 2,3±0,4 баллов соответственно (p<0,001) (рис. 3).

Динамика оценки качества жизни по шкале QoL у больных ХБП в процессе лечения
Рис. 3. Динамика оценки качества жизни по шкале QoL у больных ХБП в процессе лечения
Fig. 3. Dynamics of QoL score in patients with CPB during treatment

ОБСУЖДЕНИЕ

Сложные патогенетические механизмы ХП обусловливают невысокую эффективность терапии и рецидивирующее течение заболевания. Воспалительный процесс в ПЖ не всегда сопровождается яркими клиническими проявлениями, и, наоборот, выраженная симптоматика со стороны нижних мочевых путей может иметь место в отсутствии воспалительного процесса в органе [9]. Этиологическим фактором в развитии ХБП могут быть как типичные уропатогены (Escherichia coli и др.), так и трудно выявляемые внутриклеточные микроорганизмы (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma urealyticum, Mycoplasma hominisи др.), а также представители неклостридиальной анаэробной флоры (Peptococcus spр., Propionibacterium spp. и др.), коагулазонегативных стафилококков (КОС, S. haemolyticus, S. warneri) и определенные таксоны грамположительных микроорганизмов (Corynebacterium spp. и Str. agalacticae), также может иметь место аутоиммунное воспаление [9, 18-20].

В настоящее время повсеместно используется классификация простатита, основанная на клинической картине заболевания, изменениях в секрете ПЖ, а именно количестве лейкоцитов и бактериальных агентов [20-21]. В зависимости от продолжительности симптомов простатита различают острую и хроническую (более 3 месяцев) форму заболевания. Согласно классификации, предложенной Американским Национальным институтом здоровья в 1995 г. [NIH, 1995] простатит разделяют на 4 категории: острый бактериальный, бактериальный ХП, ХП/синдром хронической тазовой боли (СХТБ) и асимптомный простатит [22, 23]. Категория III считается наиболее часто диагностируемой среди мужчин с заболеванием «простатит» и встречается у 87,3% пациентов [24]. Вместе с тем, суммарно не более 15-20% приходится на острый бактериальный (категория I) и хронический бактериальный простатит (категория II), однако именно эти заболевания ПЖ потенциально могут быть причиной развития гнойносептических осложнений заболевания в виде абцесса ПЖ, вплоть до септического шока, если больной не получает соответствующей терапии [25, 26]. Уретропростатический рефлюкс, фимоз, анально-генитальные сношения без предохранения, инфекции мочевых путей, острый эпидидимит, постоянные уретральные катетеры и проведение трансуретральных операций у мужчин с инфицированной мочой без предшествующей антимикробной терапии патогенетически могут быть предрасполагающими факторами развития ХБП [27].

ХБП подвержен частым рецидивам, он может существенно снижать качество жизни мужчины, приводя к ухудшению либидо, эректильной функции и нарушению эякуляции [28, 29]. Согласно публикациям, качество жизни пациентов с ХП неуклонно снижается и сопоставимо с такими нозологиями, как стенокардия, инфаркт миокарда, болезнь Крона и сахарный диабет [30, 31]. Сообщения последних лет подтвердили многогранность патогенеза и многофакторность этиологической структуры ХБП, протекающего с поражением паренхиматозных, интерстициальных и гемодинамических структур ПЖ и всегда сопровождающегося болевым синдромом, СНМП, сексуальными и психологическими нарушениями [32-34]. Известно, что контаминация неклостридиальными анаэробными бактериями (НАБ) ткани ПЖ является одной из причин хронического рецидивирующего течения инфекционно-воспалительного процесса в ПЖ [33, 35]. НАБ при определенных условиях может вызывают эндогенную инфекцию, будучи постоянным компонентом нормальной микрофлоры человека [35, 36]. Доказано, что состояние ишемии паренхимы ПЖ предрасполагает к повышению степени контаминации НАБ. Результаты недавних исследований демонстрируют факт того, что дефицит тестостерона в сыворотке крови является фоновым состоянием, которое приводит к рецидивирующему течение ХБП [37]. Кроме того, дефицит тестостерона в организме мужчины предрасполагает к нарушению местного иммунитета, что диагностируется обнаружением в секрете ПЖ макрофагов с незавершенными процессами опсонизации и фагоцитоза, выявляемых при электронной микроскопии секрета ПЖ. Незавершенная опсонизация уропатогена служит одним из факторов персистенции микроорганизмов в секрете ПЖ посредством формирования L-форм [38].

Также по сообщениям авторов, известно, что при ХП происходит комплексное нарушение иммунонейроэндокринных и гемодинамических механизмов защиты органа [39, 40]. Ключевую роль в торможении персистенции микроорганизмов при ХБП играют иммунологические особенности местного иммунитета [39]. Данные А.А. Камалова и соавт. демонстрируют, что дисфункция иммунной системы способствует изменению цитокинового профиля и формированию аутоиммунных процессов, хронизации инфекционно-воспалительного процесса в ткани ПЖ [41-43]. Нарушение защитных реакций, а также декомпенсация и нарушение функции ПЖ являются следствием постоянного воздействие патогенных микроорганизмов [41, 42].

В существующей клинической практике при лечении обострений ХБП, согласно действующим рекомендациям, применяются курсы антибиотиков длительностью до 42 дней. Подобная продолжительность лечения может приводить к низкой комплаентности, и, как следствие, недостаточной эффективности терапии. С целью повышения эффективности антибактериальной терапии и сокращения сроков лечения врачами часто назначаются препараты с иммуномодулирующей активностью.

Так, применение «Тубосана» достоверно и выраженно уменьшало выраженность воспалительного процесса в ПЖ, что проявлялось в более выраженном уменьшении числа лейкоцитов в секрете ПЖ по сравнению с контролем. Данный эффект может объясняться иммуномодулирующим действием препарата за счет благоприятного воздействия на Т- и В-клеточное звено иммунитета, усиления фагоцитоза, положительного действия на функциональную активность иммунокомпетентных клеток, стимулирования обменных и репаративных процессов. При применении «Тубосана» возрастает число Т-лимфоцитов, нормализуется соотношение субпопуляций Т-лимфоцитов, повышается фагоцитарная активность мононуклеаров, отмечается активация натуральных киллеров и цитотоксических клеток, уничтожающих инфицированные макрофаги. Данный эффект является ожидаемым, т.к. схожий механизм действия был описан для исследуемого препарата в терапии туберкулеза легких [43].

Исследуемый препарат позволяет добиться эрадикации микроорганизмов, вызывающих ХБП, в частности E. coli, Staphylococcus saprophyticus, Klebsiella pneumoniae, Staphylococcus epidermidis.

«Тубосан» не показал признаков токсичности, легко переносился пациентами и повышал клиническую эффективность антибактериальной терапии у пациентов с ХБП.

ВЫВОДЫ

Проведенное исследование препарата «Тубосан» показало, что он обладает выраженным противовоспалительным и иммуномодулирующим эффектом и может быть использован в комплексной терапии для стимуляции местного иммунитета и потенцирования действия антибактериальных средств у пациентов с хроническим бактериальным простатитом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кульчавеня Е.В., Холтобин Д.П., Шевченко С.Ю., Потапов В.В., Зулин В.В. Частота хронического простатита в структуре амбулаторного урологического приема. Экспериментальная и клиническая урология 2015;(1):16–18. [Kul'chavenya E.V., Holtobin D.P., Shevchenko S.Yu., Potapov V.V., Zulin V.V. The frequency of the chronic prostatitis in the outpatient practice. Eksperimental'naya i klinicheskaya urologiya = Experimental and Clinical Urology 2015;(1):16-18. (in Russian)].

2. Collins MM, Stafford RS, O’Leary MP and Barry MJ. How common is prostatitis? A national survey of physician visits. J Urol 1998;(159):1224-1228. https://doi.org/10.1016/S0022-5347(01)63564-X.

3. Schaeffer AJ. Clinical practice. Chronic prostatitis and the chronic pelvic pain syndrome. N Engl J Med 2006;(355):1690–1698. https://doi.org/10.1056/NEJMcp060423.

4. Khan FU, Ihsan AU, Khan HU, Jana R, Wazir J, Khongorzul P, et al. Comprehensive overview of prostatitis. Biomed Pharmacother 2017(94):1064–1076. https://doi.org/10.1016/j.biopha.2017.08.016.

5. Smith CP. Male chronic pelvic pain: An update. Indian J Urol 2016;32(1):34–9.

6. Polackwich AS, Shoskes DA. Chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: a review of evaluation and therapy. Prostate Cancer and Prostatic Diseases 2016;19(2):132–8.

7. Rees J, Abrahams M, Doble A, Cooper A. Diagnosis and treatment of chronic bacterial prostatitis and chronic prostatitis/chronicpelvic pain syndrome: a consensus guideline. BJU Int 2015;116(4):509–25.

8. Лопаткин Н.А. Руководство по урологии 1998;(2):393-440. [Lopatkin N.A. Manual of Urology 1998;(2):393-440. (in Russian)].

9. Божедомов В.А., Семенов А.В., Пацановская Г.М., Липатова Н.А., Пацановская Г.М., Божедомова Г.Е. и др. Репродуктивная функция мужчин при хроническом простатите: клинико-анамнестические и микробиологические аспекты. Урология 2015;(1):70–8. [V.A. Bozhedomov, A.V. Semenov, A.V. Konyshev, N.A. Lipatova, G.M. Pacanovskaja, G.E. Bozhedomova. Reproductive function in men with chronic prostatitis: clinical, disease history and microbiological risk aspects. Urologiia = Urologiya 2015;(1):70–8. (in Russian)].

10. Глыбочко П.В., Аляев Ю.Г., Демидко Ю.Л., Мянник С.А. Применение растительных препаратов в лечении хроничесакого простатита. Эффективная фармакотерапия 2012;(43):26-31. [Glybochko P.V., Alyaev Yu.G., Demidko Yu.L., Myannik S.A. The use of herbal preparations in the treatment of chronic prostatitis. Effektivnaya farmakoterapiya = Effective pharmacotherapy 2012;(43):26-31. (in Russian)].

11. Моисеева Т.Н., Серпик В.Г., Куликов А.Ю. Фармакоэкономический анализ лечения хронического бактериального простатита с применением монотерапии антибиотиками и комбинацией антибиотиков с препаратом вобэнзим. Эффективная фармакотерапия 2012;(40):24-29. [Moiseeva T.N., Serpik V.G., Kulikov A.Yu. Pharmacoeconomical analysis of the treatment of chronic bacterial prostatitis using monotherapy with antibiotics and a combination of antibiotics with the drug wobenzym. Effektivnaya farmakoterapiya = Effective pharmacotherapy 2012;(40):24-29. (in Russian)].

12. Шангичев А.В., Набока Ю.Л., Ибишев Х.С. Коган М.И. Микробный спектр и антибиотикочувствительность микроорганизмов секрета простаты при хроническом бактериальном простатите. Кубанский научный медицинский вестник 2010;(3–4):207-211. [A.V. Shangichev, Y.L. Naboka, H.S. Ibishev, M.I. Kogan. Microbial spectrum and antibiotic sensitivity of microorganism secretion of the prostate in chronic bacterial prostatitis. Kubanskij nauchnyj medicinskij vestnik = Kuban Scientific Medical Bulletin 2010;(3–4):207-211. (in Russian)].

13. Naber K.G. Antimicrobial treatment of bacterial prostatitis. EurUrolSuppl 2003;(2):23-25.

14. Пушкарь Д.Ю., Зайцев А.В., Раснер П.И. Антимикробная профилактика и лечение бактериального простатита: сохраняющаяся роль фторхинолонов. Consillium Medicum 2009;11(7):46-49. [Pushkar D.Yu., Zaitsev A.V., Rasner P.I. Antimicrobial prevention and treatment of bacterial prostatitis: the continuing role of fluoroquinolones. Consilium Medicum 2009;11(7):46-49. (in Russian)].

15. Попов С.В. Рациональная антимикробная терапия хронического бактериального простатита. Антибиотики и химиотерапия 2013;58(5-6):32-37. [Popov S.V. Rational Antimicrobial Therapy of Chronic Bacterial Prostatitis. Antibiotiki i Himioterapiya = Antibiotics and Chemotherapy 2013;58(5-6):32-37. (in Russian)].

16. Kogan MI, Ibishev H, Servilina I. Specific pharmacokinetic aspects in levofloxacin therapy of chronic bacterial prostatitis related to prostate hemodynamics. Abstracts 29th Annual European Association of Urology Congress Stockholm 2014.

17. Kwan ACF, Beahm NP. Fosfomycin for bacterial prostatitis: a review. Int J Antimicrob Agents 2020;56(4):106106. https://doi.org/10.1016/j.ijantimicag.2020.106106.

18. J. Curtis Nickel. Treatment of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome. Int J Antimicrob Agents 2008;31(Supplement 1):112–116. https://doi.org/10.1016/j.ijantimicag.2007.07.028.

19. Коган М.И., Набока Ю.Л., Исмаилов Р.С. Микробиота секрета простаты: сравнительный анализ хронического простатита категорий II и IIIA. Урология 2020;(2):16-22. [Kogan M.I., Naboka Y.L., Ismailov R.S. Prostatic secretion microbiota: a comparative analysis of the сhronical prostatitis II and IIIA category. Urologiia = Urologiya 2020;(2):16-22. (in Russian)].

20. Weidner W, Diemer T, Wagenlehner F. Male urogenital infections. Clinical Uro-Andrology. Ed.: Mirone V. Springer-Verlag Berlin Heidelberg 2015;205-212.

21. Anothaisintawee T, Attia J, Nickel JC, Thammakraisorn S, Numthavaj P, McEvoy M, et al. Management of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: a systematic review and network meta-analysis. JAMA 2011;305(1):78–86.

22. National Institutes of Health: Chronic Prostatitis Workshop, Bethesda, Maryland, USA;7-8. Dez 1995.

23. Nickel JC. Prostatitis. Can Urol Assoc J 2011;5(5):306-15.

24. Лоран О.Б., Пушкарь Д.Ю., Сегал А.С. Юдовский С.О. Наше понимание хронического простатита. Фарматека 2002;(10):69-75. [Loran O.B., Pushkar’ D.Ju., Segal A.S., Judovskij S.O. Our understanding of chronic prostatitis. Farmateka = Farmateka 2002;(10):69–75. (in Russian)].

25. Xiong S, Liu X, Deng W, Zhou Zh, Li Yu, Tu Ye, Chen L, Wang G and Fu B. Pharmacological Interventions for Bacterial Prostatitis. Frontiers in Pharmacology review 30 April 2020. https://doi.org/10.3389/fphar.2020.00504.

26. Hua LX, Zhang JX, Wu HF, Zhang W, Qian LX, Xia GW, Song NH, Feng NH. The diagnosis and treatment of acute prostatitis: report of 35 cases. Zhonghua Nan Ke Xue 2005 Dec;11(12):897-9.

27. Luzzi G. The prostatitis syndromes. Int STD and AIDS 1996;(7):471-478.

28. Ибишев Х.С., Коган М.И., Магомедов Р.Г., Крайний П.А. Современный взгляд на патогенетические основы хронического рецидивирующего бактериального простатита. Эффективная фармакотерапия 2017;42. [Ibishev Kh.S., Kogan M.I., Magomedov R.G., Krainy P.A. Modern View on the Pathogenetic Foundations of the Chronic Recurrent Bacterial Prostatitis. Effektivnaya farmakoterapiya = Effective pharmacotherapy 2017;42. (in Russian)].

29. Сивков А.В., Ромих В.В., Захарченко А.В. Хронический простатит категории IIIb/синдром хронической тазовой боли и сексуальные дисфункции. Андрология и генитальная хирургия 2015;(16):18-16. [Sivkov A.V., Romikh V.V., Zakharchenko A.V. Category IIIB chronic prostatitis/ chronic pelvic pain syndrome and sexual dysfunction. Andrologiâ i genitalʹnaâ hirurgiâ = Andrology and Genital Surgery 2015;(16):18-16. (in Russian)]. https://doi.org/10.17650/2070-9781-2015-16-4-18-26.

30. Collins MMc, Pontari MA, O’Leary MP, Calhoun EA, Santanna J, Landis JR, et al. Quality of life is impaired in men with chronic prostatitis: the chronic prostatitis collaborative research network. J Gen Inter Med 2001;16(10):656–62.

31. Степенский А.Б., Попов С.В., Муфагед М.Л. Диагностика и лечение хронического простатита. Consilium Medicum 2003;5(7):396-401. [Stepenskiy A.B., Popov S.V., Mufaged M.L. Diagnostika i lechenie khronicheskogo prostatita. Consilium Medicum 2003;5(7):396-401. (in Russian)].

32. Восканян А.З., Винаров А.З. Антибактериальная терапия больных хроническим простатитом: поиск выхода из терапевтического «тупика». Урология 2014(3):89–94. [Voskanyan A.Z., Vinarov A.Z. Antibacterial therapy of patients with chronic prostatitis: finding a way out of the therapeutic "dead end". Urologiia = Urology 2014(3):89-94. (in Russian)].

33. Коган М.И., Ибишев Х.С., Набока Ю.Л. Этиологическая структура и антибиотикочувствительность микроорганизмов, выделенных при хроническом бактериальном простатите. Consilium Medicum 2010;12(7):5–7. [Kogan M.I., Ibishev H.S., Naboka Y.L. Etiological structure and antibiotic sensitivity of microorganisms isolated in chronic bacterial prostatitis. Consilium Medicum 2010;12(7):5–7. (in Russian)].

34. Мелёхин А.И. Клинико-психологические аспекты синдрома хронической урологической тазовой боли. Психиатрия, психотерапия и клиническая психология 2021;12(3):536-553. [Melehin A. Clinical and Psychological Aspects of Chronic Urological Pelvic Pain Syndrome. Psihiatriya, psihoterapiya i klinicheskaya psihologiya = Psychiatry psychotherapy and Clinical Psychology 2021;12(3):536-553. (in Russian)].

35. Naboka J, Kogan MI, Ibishev HS. Is there a role for ‘anaerobic microbial factor’ in the aethiology of chronic bacterial prostatitis. Eur Urol Suppl 2010;9(370):139.

36. Набока Ю.Л., Коган М.И., Черницкая М.Л., Гудима И.А., Ибишев Х.С., Ферзаули А.Х. Микробный спектр секрета предстательной железы и факторы персистенции бактерий, обнаруженных при хроническом бактериальном простатите. Бюллетень Оренбургского научного центра УрО РАН 2012(3):1–5. [Naboka Y.L., Kogan M.I., Chernitskaya M.L., Gudima I.N., Ibishev K.S., Ferzauli A.H. Microbial spectrum of prostate fluid and predictors of persistence of the bacteria detected in chronic bacterial prostatitis. Byulleten' Orenburgskogo nauchnogo centra UrO RAN = Bulletin of the Orenburg Scientific Center of the Ural Branch of the RAS 2012(3):1–5. (in Russian)].

37. Ибишев Х.С., Хрипун И.А., Гусова З.Р., Белоусов И.И., Черный А.А., Дзантиева Е.О. и др. Проблема дефицита тестостерона и эректильной дисфункции у мужчин (обзор литературы). Урология 2014;(6):104–107. [Ibishev Kh.S., Khripun I.A., Gusova Z.R., Belousov I.I., Cherny A.A., Dzantieva E.O. Problems of testosterone deficiency and erectile dysfunction in men (literature review). Urologiia = Urologiya 2014;(6):104–107. (in Russian)].

38. Черный А.А. Особенности клинического течения и лечения хронического бактериального простатита у пациентов с дефицитом тестостерона: автореф. дис. … канд. мед. наук. Ростов-на-Дону 2015. [Cherny A.A. Features of the clinical course and treatment of chronic bacterial prostatitis in patients with testosterone deficiency: abstract. dis. ... candidate of medical Sciences. Rostov-on-Don 2015. (in Russian)].

39. Chen X, Zhou Z, Qiu X, Wang B, Dai JC. The effect of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome (CP/CPPS) on erectile function: a systematic review and meta-analysis. PLoS One 2015;10(10):e0141447.

40. Sharp VJ, Takacs ЕВ, Powell CR. Prostatitis: diagnosis and treatment. Am Fam Physician 2010;82(4):397–406.29.

41. Камалов А.А., Ефремов Е.А., Дорофеев С.Д., Третьяков А.А., Охоботов Д.А. Клинико-иммунологическое обоснование интерферонотерапии при хроническом бактериальном простатите. Урология 2010;(1):34-38. [Kamalov A.A., Efremov E.A., Dorofeev S.D., Tretyakov A.A., Okhobotov D.A. Clinical and immunological justification of interferon therapy in chronic bacterial prostatitis. Urologiia = Urologiya 2010;(1):34-38.].

42. Алешкин В.А., Афанасьева А.А., Караулов А.В. Микробиоценозы и здоровье человека; М.: Династия 2015;547 с. [Aleshkin V.A., Afanasyeva A.A., Karaulov A.V. Microbiocenoses and human health; Moscow: Dynasty 2015;547 p. (in Russian)].

43. Кибрик Б.С., Челнокова О.Г. Иммунохимиотерапия туберкулеза. Бифункциональный препарат тубосан. Ярославль: Изд-во ООО «ЯрМедиаГруп» 2011;154 с. [Kibrik B.S., Chelnokova O.G. Immunochemotherapy of tuberculosis. Bifunctional drug tubosan. Yaroslavl: Publishing house of LLC «Yarmediagroup» 2011;154 p. (in Russian)].

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью442.39 кб
хронический простатит; иммунотерапия; воспаление; инфекции репродуктивных органов

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess