18+

 

Номер №4, 2022 - стр. 164-172

Формула оценки размера камня (ФОРК) почки у детей разных возрастных групп DOI: 10.29188/2222-8543-2022-15-4-164-172

Для цитирования: Рудин Ю.Э., Арустамов Л.Д., Вардак А.Б., Галицкая Д.А., Марухненко Д.В., Лагутин Г.В., Алиев Д.К., Аполихин О.И., Каприн А.Д. Формула оценки размера камня (ФОРК) почки у детей разных возрастных групп. Экспериментальная и клиническая урология 2022;15(4):164-172; https://doi.org/10.29188/2222-8543-2022-15-4-164-172
Рудин Ю.Э., Арустамов Л.Д., Вардак А.Б., Галицкая Д.А., Марухненко Д.В., Лагутин Г.В., Алиев Д.К., Аполихин О.И., Каприн А.Д.
Сведения об авторах:
  • Рудин Ю.Э. – д.м.н., профессор, руководитель отдела детской урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 423343
  • Арустамов Л.Д. – к.м.н., сотрудник отделения рентген-ударноволнового дистанционного дробления камней НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 695359
  • Вардак А.Б. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 695565
  • Галицкая Д.А. – аспирант, м.н.с. группы детской урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 1039321
  • Марухненко Д.В. – к.м.н. заведующий детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 562464
  • Лагутин Г.В. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 1003158
  • Алиев Д.К. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 1003160
  • Аполихин О.И. – д.м.н., профессор, чл.-корр. РАН, директор НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 683661
  • Каприн А.Д. – д.м.н., профессор, академик РАН, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, директор МНИОИ имени П.А. Герцена, зав. кафедрой онкологии и рентгенорадиологии им. В.П. Харченко РУДН, главный внештатный онколог Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 96775
794

ВВЕДЕНИЕ

Выбор хирургического лечения при уролитиазе напрямую зависит от размера камня почки [1]. Согласно клиническим рекомендациям по лечению мочекаменной болезни (МКБ) у детей для определения тактики используют нормы размеров камня почки взрослых пациентов [2]. Однако в норме продольный размер почки ребенка 1-3 лет в 2 раза меньше, чем у взрослого человека, а ширина мочеточника ребенка на 37% меньше ширины мочеточника взрослого [3-10]. Анатомо-возрастные особенности детей различного возраста (грудного, дошкольного, школьного и подросткового) в клинических рекомендациях по лечению МКБ не учитываются [2]. Существующие прогностические номограммы по МКБ (Dogan, Onal, CMUN, SKS, оценка камней Гая, S.T.O.N.E и CROES), которые утверждены для использования у детей, также не учитывают возраст ребенка [11].

Таким образом, в клинических рекомендациях, номограммах, применяемых у детей с МКБ, в особенности у детей младшей возрастной группы, размер камня почки, как критерий выбора эффективного и безопасного метода хирургической лечения, требует уточнения.

Цель исследования: определение понятия «крупный» камень почки у детей разных возрастных групп.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Были проанализированы клинические рекомендации (Европейской ассоциации урологов: взрослые и детские, Союза педиатров России, Российского общества урологов), отечественные и зарубежные публикации (PubMed, КиберЛенинка, eLibrary.ru) по использованию термина «размер камня почки» у детей разных возрастов и принципы обоснования термина «крупный» камень почки.

Ретроспективно и проспективно было проанализировано 320 историй болезней пациентов, которым выполнялась перкутанная нефролитолопаксия (ПНЛ) с 2008-2019 гг. в детском отделении НИИ урологии и интервенционной радиологии им Н.А. Лопаткина. В анализируемом исследовании средний возраст детей составил 6,6 (1-17) лет, вес пациентов варьировал от 8 до 94 кг, средний вес – 21 кг, рост колебался от 73 до 180 см, средний рост составил 120 см, средний размер конкремента был равен 26 (15-58) мм. По возрасту пациенты были распределены сл. образом: младшая возрастная группа (1-2 г.) – 73 ребенка, дошкольный возраст (3-5 л.) – 71, школьники (6-11 л.) – 79, подростки (12-18 л.) – 97 (рис. 1). Группы сопоставимы по числу наблюдений. У 125 (39,1%) пациентов камни были одиночными, у 68 (21,3%) – множественными, у 46 (14,3%) – коралловидные конкременты тип К1, К2 и у 81 (25,3%) – коралловидные конкременты тип К3, К4.

Распределение детей по возрастным группам
Рис. 1. Распределение детей по возрастным группам
Fig. 1. Distribution of children by age (1st column – toddlers 1-2 y/o; 2nd column – pre-school child 3-5 y/o; 3rd column – school child 6-11 y/o; 4th column – adoloscents 12-18 y/o)

РЕЗУЛЬТАТЫ

Понятие «крупный» конкремент почки существует в рекомендациях по МКБ у взрослых и характеризуется, как камень более 2 см. Этот размер был получен в ходе анализа литературы об эффективности и безопасности применения дистанционной ударноволновой литотрипсии (ДУВЛ) [1].

При анализе литературы, на которые ссылаются европейские клинические рекомендации по лечению МКБ у детей, ранжирование детей по возрасту (учитывая анатомо-физиологические особенности) редко используется, и отсутствует оценка эффективности лечения между сопоставимыми по возрасту группами детей. Также следует отметить, что в малом числе исследований, где приведено ранжирование по возрастам, группа детей младшего возраста представлена малым числом наблюдения (менее 15 человек) [2, 12-14].

Интерес вызывает зарубежная публикация 2021 г. по использованию миниПНЛ, где критериями включения авторы сделали сл. показатели: камни в почках более 10 мм и предшествующая неудача ДУВЛ в анамнезе, возраст до 18 лет (в результатах ранжирования по возрастам не приводится, отмечается только, что пациентов в возрасте менее 5 лет было несколько), нормальная функция почек [15]. Также ряд авторов приводят различные данные по размеру камня почки (от 1 до 2 см) как критерия включения, для предпочтения выполнения ПНЛ перед ДУВЛ или ретроградной интраренальной хирургией (РИРХ) [16-22]. Однако ни один автор не уделял внимания возрастным особенностям верхних мочевых путей у пациентов и причине изменения нижней границы размера камня почки при выборе ПНЛ как метода хирургического лечения МКБ у детей.

ПНЛ используется при коралловидных камнях почки [23]. Э.К. Яненко в 1980 г предложила классификацию коралловидных камней (рис. 2), в ней используется процентная заполняемость коралловидным камнем чашечно-лоханочной системы (ЧЛС), этот подход сделал классификацию, разработанную изначально для взрослых, применимой у детей [24-35].

Классификация коралловидных камней Э.К. Яненко
Рис. 2. Классификация коралловидных камней Э.К. Яненко [28]
Fig. 2. Classification of coral stones E.K. Yanenko [28]

У взрослых в норме длина почки у мужчин составляет 100-140 мм, у женщин – 90-130 мм. Левая почка обычно немного больше правой [5, 7, 9, 36]. Данные результаты основаны на зарубежных исследованиях, и очевидно, что большой разброс в значениях связан с ростом лиц в исследуемой популяции. Для Российской Федерации средним нормальным или стандартным ростом взрослого населения России является: 175,4 см для мужчин и 164 см – для женщин [37].

Еще в 1984 г D.M. Rosenbaum и соавт. измерили длину почки по нормальным сонограммам в реальном времени у 203 детей разных возрастов. Авторы интерпретировали полученные данные на «диаграмме роста» нормального размера почек в зависимости от возраста, также авторами выведена средняя длина почек для каждого года жизни. Для детей старше 1 года предложено уравнение: длина почки (см) = 6,79 + 0,22 х возраст (лет); для детей младше 1 года: длина почки (см) = 4,98 + 0,155 х возраст (месяцев) [3]. Ширина мочеточника также изменяется с возрастом и у взрослого она на 37% больше чем у ребенка [6-9].

В нашем исследовании мы оценили зависимость продольного размера почки (определялся при компьютерной томографии и/или ультразвуковом исследовании) от возраста детей (рис. 3). Наши данные подтверждают увеличение размеров почки с возрастом и показывают, что в первые 5 лет продольный размер почки увеличился на 25%, с 5-10 лет – на 19%, с 10-15 лет – на 19%. В среднем каждые 5 лет продольный размер почки увеличивается на 21%. Отмечено, что продольный размер почки ребенка в возрасте 1-3 лет в 2 раза меньше, чем у взрослого человека. К 9-10 годам жизни продольный размер почки приближается к минимальному размеру взрослой почки, а к 12 годам, в связи с увеличением роста в пубертатном периоде, достигает нижней границы нормы взрослой почки.

Зависимость продольного размера почки от возраста ребенка
Рис. 3. Зависимость продольного размера почки от возраста ребенка
Fig. 3. The kidney length depending on the age of children

В НИИ урологии им Н.А. Лопаткина проводят лечение МКБ как взрослых, так и детей. ПНЛ у детей была внедрена с 2008 г. При отборе пациентов детского возраста на ПНЛ мы уменьшали нижнюю границу размера камня почки с учетом анатомо-физиологических особенностей детей 1-10 л, в особенности это требовалось у пациентов младшей возрастной группы и детей дошкольного возраста. С 2016 г мы конкретизировали критерий отбора, использую расчет процентного соотношения размера конкремента к размеру длины почки ребенка, где нижней границей определения «крупного» камня приняли соотношение в 20%. В качестве расчетной величины «размер камня» мы использовали максимальный размер камня почки, полученный при ультразвуковом исследовании (УЗИ) и или компьютерной томографии (КТ).

Данное соотношение было выведено следующим образом:

  1. Мы определили расчетное значение продольного размера почки у взрослого. «Крупным» у взрослых считается камень 20 мм и более, продольный размер взрослой почки в зависимости от пола варьирует от 90-140 мм [5, 7, 9, 36]. На значения продольного размера почки можно применить принцип нормального распределению Гаусса, при котором математическом ожидание равно среднему арифметическому т.е. 115 мм, а стандартное отклонение 16,5 мм. Таким образом, расчетный продольный размер почки составил 115 (± 8,25) мм. Для определения соотношения мы определили значение – 1 δ = 106,7 мм;
  2. Соотношение между размером «крупного» камня почки у взрослого (20 мм) и продольным размером взрослой почки составило 18,7%;
  3. Данный результат был проверен ретроспективно на выборке пациентов после ПНЛ (с 2008-2016 гг.), проведя подсчет соотношения размера камня к продольному размеру почки у детей разных возрастов. Полученные значение во всех возрастных группах были равны или превышали показатель в 20%;
  4. Учитывая вышеизложенное, с 2016 г. критерием для обозначения «крупного» камня почки и, как следствие, показанием для выполнения ПНЛ у детей разных возрастов мы приняли значение равное или больше 20%.

Таким образом, нами предлагается формула оценки размера камня (ФОРК) почки у детей разных возрастных групп, где учитывается соотношение размера камня почки к длине почки (с учетом возраста ребенка). Определение «крупный» конкремент используется, если размер камня составляет 20% и более от продольного размера почки у детей.

ФОРК

Например, у ребенка 1 года 7 месяцев жизни диагностировали камень размером 15 мм при продольной длине почки 69 мм. При расчете, пропорциональное соотношение размера данного конкремента к продольному размеру почки составило 21,74%, таким образом, данный камень почки можно охарактеризовать как «крупный». По аналогии с взрослой классификацией (крупный камень – больше 2 см, средний 1-2 см, мелкий меньше 1 см) [38]. «Среднему» размеру камня мы присвоили значение 10-20% (6-14 мм), «Мелкому» –меньше 10% (6 мм) (табл. 1). Интерпретация результатов по ФОРК для средних конкрементов 10-20% подразделяется на две группы: 10-18,6% – средний конкремент и 18,7-20% – крупныйсредний конкремент.

Таблица 1. Определение «крупный», «средний» и «мелкий» камень почки в зависимости от соотношения продольного размера почки (согласно анатомо-возрастным различиям) при одинаковом размере конкремента у детей разных возрастов
Table 1. Definition of «large», «medium» and «small» kidney stones depending on the ratio of the kidney length (according to anatomical and age differences) to the kidney stone size in children different ages

Возраст, лет
Age, year
1 2 16
Продольный размер почки, мм / The kidney length. mm 63 82 110
Размер конкремента, мм / The kidney stone size, mm 13
ФОРК, % / KSS-CDA, % 20,63 15,8 11,8
Определение / Definition Крупный
Large
Средний
 Medium
Средний -Мелкий
 Medium - Small

В своей практике с 2016 г мы активно используем данный подход для отбора пациентов разных возрастных групп на перкутанное вмешательство. Дети, у которых с помощью ФОРК определялся крупный камень – выполнялась ПНЛ, результаты вмешательства в зависимости от возраста ребенка представлены на рисунке 4.

Эффективность применение ПНЛ крупных и коралловидных камней у детей разных возрастов
Рис. 4. Эффективность применение ПНЛ крупных и коралловидных камней у детей разных возрастов
Fig. 4. The effectiveness of the use of PCNL large and staghorn stones in children of different ages (red line -number of children; blue line - number of children with complete removal of the stones %; green line - removal frequency %)

Частота удаления крупных и коралловидных камней при ПНЛ составила 87,5%, распределение в группах: в младшей возрастной (1-2 г) – 90,4%, в дошкольной (3-5 л) – 87,4%, школьники (6-11 л) –87,3%, подростки (12-18 л) – 85,5%.

Определение тактики лечения при крупномсреднем камне почки (ФОРК 18,7-20%) еще требует уточнений, однако, под нашим наблюдением есть несколько пациентов, которым выполнялась ДУВЛ, осложнившаяся каменной дорожкой. Для иллюстрации мы решили привести одно клиническое наблюдение.

У мальчика 10 лет был выявлен камень левой почки (рис. 5). По данным КТ: Слева определяется камень лоханки размерами 16х8х10 мм плотностью 1150 НU, мочеточник контрастируется на всем протяжении, определяется незначительная каликоэктазия слева. Размеры левой почки составили 8,5х4,5 см. Если бы в данном случае была использована ФОРК, то камень трактовался как крупно-средний – 18.8%. Данному пациенту выполнили сеанс ДУВЛ с хорошим эффектом, достигнута полная фрагментация камня почки, однако через 8 ч у пациента появились жалобы на тошноту, рвоту, боли в поясничной области слева. Консервативная терапия без эффекта. По данным УЗИ определяется дилатация ЧЛС левой почки: лоханка 1,5 см, чашечки до 1 см. По данным обзорной урограммы визуализируется скопление в нижней трети левого мочеточника фрагментов дезинтегрированных камней – «каменная дорожка». Пациент был взят на экстренную операцию. Интраоперационно: установлена струна проводник в левый мочеточник. Определяется взвесь мелких конкрементов в мочевом пузыре. Выполнена уретероскопия слева, на 2 см выше устья мочеточника определяется каменная дорожка протяженностью 2 см. С помощью эндоскопической корзины и щипцов выполнена уретеролитоэкстракция слева. По струне проводнику установлен внутренний стент слева 6/24 Ch. Далее через 1 месяц по данным КТ левая почка дренирована внутренним стентом, завиток находится в лоханке. В лоханке имеется несколько конкрементов общими размерами 0,9х0,3 см, плотностью 541 HU. В чашечке средней группы визуализируется конкремент размерами 0,4х0,3 см, плотностью 880 HU. В чашечках нижних групп – несколько конкрементов с максимальными размерами 0,9х0,4 см, плотностью 1140 HU. Пациенту выполнили удаление внутреннего стента слева и рекомендовали литокинетическую терапию. У пациента через 3 месяца наблюдения сохраняются резидуальные камни общим размером до 5 мм.

Клинические данные пациента М 10л. (слева направо): А - рентгеновский снимок до ДУВЛ, Б - рентгеновский снимок со струной проводником, В - рентгеновский снимок после удаления каменной дорожки и установки внутреннего стента слева, Г - КТ через 1 мес после ДУВЛ
Рис. 5. Клинические данные пациента М 10л. (слева направо): А - рентгеновский снимок до ДУВЛ, Б - рентгеновский снимок со струной проводником, В - рентгеновский снимок после удаления каменной дорожки и установки внутреннего стента слева, Г - КТ через 1 мес после ДУВЛ
Fig. 5. Clinical data of the patient M 10 years old ( from left to right): A - x-ray before ESWL, B - x-ray with guidewire, C - x-ray after removal of the stone path and placement of the internal stent on the left, D - CT 1 month after ESWL

ОБСУЖДЕНИЕ

Выбор хирургического лечения МКБ, как у взрослого, так и у детей напрямую зависит от размера конкремента почки. В европейских клинических рекомендациях общества урологов в резюме по данным литературы и рекомендации по лечению мочекаменной болезни у детей выделено:

  1. Показания к ДУВЛ, уретероскопии (УРС) и ПНЛ у детей аналогичны показаниям у взрослых (Уровень доказательности 1b);
  2. Идеальными кандидатами для ДУВЛ являются дети с камнями почки размером до 20 мм (~300 мм2) (Уровень доказательности 1b);
  3. Показания к ПНЛ у детей аналогичны показаниям у взрослых (Уровень доказательности 1а);
  4. У детей ДУВЛ показана при камнях почки размером <20 мм (~300 мм2) (Степень рекомендации – Сильная) (см. 2 и 4 пункты);
  5. У детей ПНЛ показана при камнях лоханки или чашек размером >20 мм (~300 мм2) (Степень рекомендации – Сильная);
  6. РИРХ является приемлемой альтернативой при камнях почки размером <20 мм вне зависимости от локализации (Степень рекомендации – Слабая) [2].

Учитывая наш большой опыт лечения МКБ, в том числе с использованием перкутанных вмешательств у детей различных возрастных групп, становится очевидным, что применение рекомендаций по выбору лечению МКБ на основании размера конкремента у взрослых к детям является ошибочным [30-35].

Так, определение «крупный конкремент» дано только для взрослых пациентов в клинических рекомендациях Российского общества урологов по мочекаменной болезни от 2019 года. В настоящее время используется следующая стратификация мочекаменной болезни по размерам камней в почке: крупные камни – более 2 см в максимальном диаметре; средние камни – от 1 до 2 см в максимальном диаметре; мелкие камни – менее 1 см в максимальном диаметре [38].

В Европейских клинических рекомендациях по лечения МКБ у детей выделяют камни 20 мм, что является аналогичным взрослым рекомендациям, При анализе зарубежной литературы и клинических рекомендаций Американской ассоциации урологов и эндоурологического общества классификации камней почек у детей по их размеру и наличия определений крупный или мелкий камень с учетом возраста найти не удалось [2, 39, 40].

Согласно Федеральным клиническим рекомендациям от 2021 года Союза педиатров России по мочекаменной болезни у детей, размер конкрементов разделяют следующим образом: 20 мм, однако также отсутствует градация размера камней почки у детей разных возрастных групп [41].

Таким образом, приведенные классификации могут быть применимы только у детей старшей возрастной группы, у которых анатомические размеры почки (продольный размер почки) максимально приближены к размеру почки у взрослых.

Ранее был опубликован ряд работ, где нами впервые был использован термин «крупный камень» почки у детей разных возрастных групп [30-35]. При крупном камне почки у детей, при ФОРК больше или равно 20% целесообразно выполнять ПНЛ. При крупном-среднем камне почки у детей, при ФОРК 18,7-20% следует с осторожностью проводить ДУЛТ с предварительной установкой внутреннего стента (однако это не может гарантировать свободное и своевременное отхождение резидуальных конкрементов) или отдавать предпочтение выполнению ПНЛ. При этом необходимо учитывать, что и перкутанная нефролитотрипсия относится к сложным высокотехнологичным вмешательствам, особенно у детей младшего возраста. Для снижения числа осложнений применения этой методики требуется длительная кривая обучения специалистов.

ФОРК впервые в отечественной и зарубежной литературе позволяет стандартизировать существующие понятия мочекаменной болезни «крупный» камень почки у взрослых для детей разных возрастных групп. Это позволит формировать сопоставимые по клиническим данным группы в исследованиях. Проспективное использование ФОРК в будущем позволит более точно адаптировать клинические рекомендации и номограмы по МКБ у детей.

Текущее исследование имело несколько ограничений в ряду его направленности на обоснование причин по пересмотру нижней границы показаний к ПНЛ у детей разных возрастных групп. Мы не вводили контрольную группу для сравнения нашего подхода к отбору пациентов на ПНЛ в сравнении со стандартным общепринятым (т.к. мы выполняли ПНЛ у пациентов с размером камня менее 20 мм и у данных пациентов ДУВЛ и РИРХ не выполняли). Статистический анализ по использованию ФОРК как средства отбора пациентов на ДУВЛ и ПНЛ по разным возрастным группам будет опубликовано позже. Обсуждение тактики введение и обоснованность распределения ФОРК для средних и мелких камней не являлось задачами в данной статье, это мы освятим в будущих работах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленное исследование является первым в отечественной и зарубежной литературе, в ходе которого учитывались возрастные особенности детей, и объяснялась причина уменьшения нижней границы размера камня почки у детей при выборе хирургического метода лечения, по сравнению с существующими рекомендациями. ФОРК впервые в отечественной и зарубежной литературе позволяет стандартизировать существующие понятия мочекаменной болезни «крупный» камень почки у взрослых для детей разных возрастных групп. При крупном камне почки у детей при ФОРК больше или равно 20% следует использовать ПНЛ. При крупном-среднем камне почки у детей, при ФОРК 18,7-20% следует с осторожностью проводить ДУВЛ с предварительной установкой внутреннего стента (однако, это не может гарантировать своевременное отхождение резидуальных конкрементов) или отдавать предпочтение выполнению ПНЛ.

Проспективное использование ФОРК в будущем позволит более точно адаптировать клинические рекомендации и номограмы по МКБ у детей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Skolarikos A, Neisius A, Petřík A, Somani B, Thomas K, Gambaro G, et al. EAU Guidelines on Urolithiasis 2022. URL: https://uroweb.org/guidelines/urolithiasis/chapter/guidelines.

2. Radmayr C, Bogaert G, Burgu B, Dogan HS, Nijman JM, Quaedackers J, et al. EAU Guidelines on Paediatric Urology 2022;74-80. URL: https://uroweb.org/guidelines/paediatric-urology/chapter/the-guideline.

3. Rosenbaum DM, Korngold E, Teele RL. Sonographic assessment of renal length in normal children. AJR Am J Roentgenol 1984;142(3):467-9. https://doi.org/10.2214/ajr.142.3.467.

4. El-Reshaid W, Abdul-Fattah H. Sonographic assessment of renal size in healthy adults. Med Princ Pract 2014;23(5):432-6. https://doi.org/10.1159/000364876.

5. Glodny B, Unterholzner V, Taferner B, Hofmann KJ, Rehder P, Strasak A, Petersen J. Normal kidney size and its influencing factors – a 64-slice MDCT study of 1.040 asymptomatic patients. BMC Urol 2009;9:19. https://doi.org/10.1186/1471-2490-9-19.

6. Joseph DB. Ureterovesical junction anomalies: megaureters. In: Gearhart JP, Rink RC, Mouriquand PDE, editors. Pediatric Urology (Second Edition). Philadelphia: W.B. Saunders 2010; 272–82.

7. Kidneys KH. Radiology Reference Article. www.radiopaedia.org [Electronic resource]. Radiopaedia https://doi.org/10.53347/rID-25813.

8. Obrycki Ł, Sarnecki J, Lichosik M, Sopińska M, Placzyńska M, Stańczyk M, et al. Kidney length normative values in children aged 0-19 years – a multicenter study. Pediatr Nephrol 2022;37(5):1075-1085. https://doi.org/10.1007/s00467-021-05303-5.

9. Emamian SA, Nielsen MB, Pedersen JF, Ytte L. Kidney dimensions at sonography: correlation with age, sex, and habitus in 665 adult volunteers. AJR Am J Roentgenol 1993;160(1):83-6. https://doi.org/10.2214/ajr.160.1.8416654.

10. Calle-Toro JS, Back SJ, Viteri B, Andronikou S, Kaplan SL. Liver, spleen, and kidney size in children as measured by ultrasound: a systematic review. J Ultrasound Med 2020;39(2):223-230. https://doi.org/10.1002/jum.15114.

11. Kailavasan M, Berridge C, Yuan Y, Turner A, Donaldson J, Biyani CS. A systematic review of nomograms used in urolithiasis practice to predict clinical outcomes in paediatric patients. J Pediatr Urol 2022;S1477-5131(22)00211-X.

12. Raza A, Turna B, Smith G, Moussa S, Tolley DA. Pediatric urolithiasis: 15 years of local experience with minimally invasive endourological management of pediatric calculi. J Urol 2005;174(2):682-5. https://doi.org/10.1097/01.ju.0000164749.32276.40.

13. Afshar K, McLorie G, Papanikolaou F, Malek R, Harvey E, Pippi-Salle JL, et al. Outcome of small residual stone fragments following shock wave lithotripsy in children. J Urol 2004;172(4 Pt 2):1600-3. https://doi.org/10.1097/01.ju.0000138525.14552.1b.

14. Ather MH, Noor MA. Does size and site matter for renal stones up to 30-mm in size in children treated by extracorporeal lithotripsy? Urology 2003;61(1):212-5; discussion 215. https://doi.org/10.1016/s0090-4295(02)02128-3.

15. Hosseini MM, Irani D, Altofeyli A, Eslahi A, Basiratnia M, Haghpanah A, et al. Outcome of Mini-percutaneous nephrolithotomy in patients under the age of 18: an experience with 112 cases. Front Surg 2021;8:613812. https://doi.org/10.3389/fsurg.2021.613812.

16. Wah TM, Kidger L, Kennish S, Irving H, Najmaldin A. MINI PCNL in a pediatric population. Cardiovasc Intervent Radiol 2013;36(1):249-54. https://doi.org/10.1007/s00270-012-0460-7.

17. Farouk A, Tawfick A, Shoeb M, Mahmoud MA, Mostafa DE, Hasan M, et al. Is mini-percutaneous nephrolithotomy a safe alternative to extracorporeal shockwave lithotripsy in pediatric age group in borderline stones? A randomized prospective study. World J Urol 2018;36(7):1139-1147. https://doi.org/10.1007/s00345-018-2231-9.

18. Jia H, Li J, Liu B, Zhang P, Yusufu A, Nan Y, et al. Comparison of supermini-PCNL and flexible ureteroscopy for the management of upper urinary tract calculus (1-2 cm) in children. World J Urol 2021;39(1):195-200. https://doi.org/10.1007/s00345-020-03150-x.

19. Long Q, Guo J, Xu Z, Yang Y, Wang H, Zhu Y, et al. Experience of mini-percutaneous nephrolithotomy in the treatment of large impacted proximal ureteral stones. Urol Int 2013;90(4):384-8. https://doi.org/10.1159/000343668.

20. Sofimajidpour H, Zarei B, Rasouli MA, Hosseini M. Ultra-mini-percutaneous nephrolithotomy for the treatment of upper urinary tract stones sized between 10-20 mm in children younger than 8 years old. Urol J 2020;17(2):139-142. https://doi.org/10.22037/uj.v0i0.5903.

21. Liu C, Zhang X, Liu Y, Wang P. Prevention and treatment of septic shock following mini-percutaneous nephrolithotomy: a single-center retrospective study of 834 cases. World J Uro 2013;31(6):1593-7. https://doi.org/10.1007/s00345-012-1002-2.

22. Hosseini MM, Hassanpour A, Manaheji F, Yousefi A, Damshenas MH, Haghpanah S. Percutaneous nephrolithotomy: is distilled water as safe as saline for irrigation? Urol J 2014;11(3):1551-6.

23. Яненко Э.К., Константинова О.В. Современный взгляд на лечение больных мочекаменной болезнью. Урология 2009;(5):61-5. [Yanenko E.K., Konstantinova O.V. A modern view on the treatment of patients with urolithiasis. Urologiya = Urologiia 2009;(5):61-5. (In Russian)].

24. Яненко Э.К., Меринов Д.С., Константинова О.В., Епишов В.А., Калиниченко Д.Н. Современные тенденции в эпидемиологии, диагностике и лечении мочекаменной болезни. Экспериментальная и клиническая урология 2016;(3):19-25. [Yanenko E.K., Merinov D.S., Konstantinova O.V., Epishev V.A., Kalinichenko D.N. Modern trends in epidemiology, diagnostic and treatment of urolithiasis. Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya = Experimental and Clinical Urology 2016;(3):19-25. (In Russian)].

25. Акулин С.М., Яненко Э.К., Константинова О.В. Анализ осложнений оперативного лечения больных коралловидным нефролитиазом. Урология 2009;(6):7-11. [Akulin S.M., Yanenko E.K., Konstantinova O.V. Surgical treatment of staghorn nephrolithiasis: analysis of complications. Urologiya = Urologiia 2009;(6):7-11. (In Russian)].

26. Дзеранов Н.К., Яненко Э.К. Оперативное лечение коралловидного нефролитиаза. Урология 2004;(1):34-8. [Dzeranov N.K., Yanenko E.K. Surgical treatment for staghorn nephrolithiasis. Urologiya = Urologiia 2004;(1):34-8. (In Russian)].

27. Яненко Э.К., Константинова О.В., Акулин С.М. Коралловидный нефролитиаз: методы оперативного лечения, осложнения и их профилактика. Урология 2009;(6):62-7. [Yanenko E.K., Konstantinova O.V., Akulin S.M. Staghorn nephrolithiasis: methods of surgical treatment, complications and their prevention. Urologiya = Urologiia 2009;(6):62-7. (In Russian)].

28. Яненко Э.К. Коралловидный нефролитиаз: фундаменальные исследования, инновации в диагностике и лечении. Бюллетень медицинских интернет-конференций 2011;1(3):83-108. [Yanenko E.K. Staghorn nephrolithiasis: basic research, innovations in diagnosis and treatment. Byulleten' meditsinskikh internet-konferentsiy = Bulletin of Medical Internet Conference 2011;1(3):83-10. (In Russian)].

29. Камынина С.А., Яненко Э.К., Обухова Т.В. Результаты оперативного лечения коралловидного нефролитиаза. Урология 2005;(4):33-6. [Kamynina S.A., Yanenko E.K., Obukhova T.V. Results of surgical treatment of staghorn nephrolithiasis. Urologiya = Urologiia 2005;(4):33-6. (In Russian)].

30. Просянников М.Ю., Рудин Ю.Э., Лыков А.В., Меринов Д.С., Константинова О.В., Анохин Н.В., Вардак А.Б. Возможные ошибки диагностики и лечения пациентов детского возраста с мочекаменной болезнью. Экспериментальная и клиническая урология 2017;(3):122-5. [Prosyannikov M.Yu., Rudin Yu.E., Lykov A.V., Merinov D.S., Konstantinova O.V., Anokhin N.V., Vardak A.B. Possible errors in the diagnosis and treatment of pediatric patients with urolithiasis. Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya = Experimental and Clinical Urology 2017;(3):122-5. (In Russian)].

31. Вардак А.Б., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Арустамов Л.Д. Перкутанная нефролитотрипсия у детей. Опыт НИИ урологии за 10 лет. Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии 2020;10(S):36. [Vardak A.B., Rudin Yu.E., Merinov D.S., Arustamov L.D. Percutaneous nephrolithotripsy in children. Experience of Scientific Research Institute of Urology for 10 years. Rossiyskiy vestnik detskoy khirurgii, anesteziologii i reanimatologi = Russian Journal of Pediatric Surgery, Anesthesia and Intensive Care 2020;10(S):36. (In Russian)].

32. Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С. Перкутанная нефролитотрипсия у детей с крупными и коралловидными конкрементами. Педиатрия им. Г.Н. Сперанского 2020;99(5):169-75. . [Vardak A. B., Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov L.S. Percutaneous nephrolithotripsy for the treatmеnt of large and staghorn stones in children. Pediatriya zhurnal im. G.N. Speranskogo = Pediatrics journal named after G.N. Speransky 2020;99(5):169-75. https://doi.org/10.24110/0031-403X-2020-99-5-169-175 (In Russian)].

33. Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Вардак А.Б., Арустамов Л.Д. Перкутанная нефролитотрипсия у детей младшей возрастной группы. Экспериментальная и клиническая урология 2021;14(1):144-150. [Rudin Yu.E., Merinov D.S., Vardak A.B., Arustamov L.D. Percutaneous nephrolithotripsy in children of the young age. Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya = Experimental and Clinical Urology 2021;14(1):144-150. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2021-14-1-144-1508.

34. Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Вардак А.Б. Результаты применения метода мини-перкутанной нефролитотрипсии у детей с мочекаменной болезнью. РМЖ 2018;26(2-2):118-121. [Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov D.S., Vardak A. Results of the use of the method of mini-percutaneous nephrolithotripsy in children with urolithiasis. RMZh = RMJ 2018;26(2-2):118-121. (In Russian)].

35. Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Гурбанов Ш.Ш. Способ эндоскопического бездренажного малоинвазивного лечения нефролитиаза у детей. Патент РФ 2 750 183. Публикация 2021.10.18. [Vardak A.B., Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov D.S., Gurbanov Sh.Sh. A method for endoscopic non-drainage minimally invasive treatment of nephrolithiasis in children. Patent RF 2 750 183. Publication 2021.10.18. (In Russian)].

36. Kang KY, Lee YJ, Park SC, Yang CW, Kim YS, Moon IS, et al. A comparative study of methods of estimating kidney length in kidney transplantation donors. Nephrol Dial Transplant 2007;22(8):2322-7. https://doi.org/10.1093/ndt/gfm192.

37. Мартинчик А.Н., Лайкам К.Э., Козырева Н.А., Кешабянц Э.Э., Михайлов Н.А., Батурин А.К., Смирнова Е.А. Распространение ожирения в различных социально-демографических группах населения России. Вопросы питания 2021;90(3):67-76. [Martinchik AN, Laikm KE, Kozyreva N.A, Keshabyants EE, Mikhailov NA, Baturin AK, Smirnova EA. The prevalence of obesity in various socio-demographic groups of the population of Russia. Voprosy pitaniya = Problems of Nutrition 2021;90(3):67-76. (In Russian)]. https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-3-67-76.

38. Мартов А.Г., Харчилава Р.Р., Акопян Г.Н., Гаджиев Н.К., Мазуренко Д.А., Малхасян В.А. Федеральные клинические рекомендации Российского общества урологов по мочекаменной болезни у взрослых. М., 2020;61 с. [Martov A.G., Kharchilava R.R., Akopyan G.N., Gadzhiev N.K., Mazurenko D.A., Malkhasyan V.A. Federal clinical guidelines of the Russian Society of Urology on urolithiasis in adults. M., 2020;61 p. (In Russian)].

39. Partin AW, Dmochowski RR, Kavoussi LR, Peters C. Campbell-Walsh-Wein urology 2021; Hardcover.

40. Kidney Stones: Surgical Management Guideline – American Urological Association [Electronic resource]. URL: https://www.auanet.org/guidelines-andquality/guidelines/kidney-stones-su....

41. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Вишнёва Е.А., Зоркин С.Н., Цыгин А.Н., Дворяковский И.В. и др. Федеральные клинические рекомендации Союза педиатров России по мочекаменной болезни у детей. М., 2021;60 с.

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью1.52 Мб
мочекаменная болезнь; перкутанная нефролитотрипсия; дети; классификация камней, крупный камень, средний камень, мелкий, конкремент, камни почки, возрастные группы

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess