18+

 

Номер №3, 2021 - стр. 94-99

Склероз шейки мочевого пузыря: альтернативные методы лечения и перспективы их развития DOI: 10.29188/2222-8543-2021-14-3-94-99

Для цитирования: Аббосов Ш.А., Сорокин Н.И., Кадрев А.В., Шомаруфов А.Б., Стригунов А.А., Кабанова О.О., Нестерова О.Ю., Шапаров Б.М., Камалов А.А. Склероз шейки мочевого пузыря: альтернативные методы лечения и перспективы их развития. Экспериментальная и клиническая урология 2021;14(3):94-99; https://doi.org/10.29188/2222-8543-2021-14-3-94-99
Аббосов Ш.А., Сорокин Н.И., Кадрев А.В., Шомаруфов А.Б., Стригунов А.А., Кабанова О.О., Нестерова О.Ю., Шапаров Б.М., Камалов А.А.
Сведения об авторах:
  • Аббосов Ш.А. – врач-уролог, аспирант кафедры урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 1115784
  • Сорокин Н.И. – д.м.н., профессор, руководитель урологической службы медицинского научно-образовательного центра МГУ, ведущий научный сотрудник отдела урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины, МГУ им. М.В. Ломоносова; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 668235
  • Кадрев А.В. – к.м.н., заведующий отделением ультразвуковой диагностики, научный сотрудник отдела урологии и андрологии Медицинского научнообразовательного центра МГУ имени М.В. Ломоносова, ассистент кафедры ультразвуковой диагностики ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 528301
  • Шомаруфов А.Б. – врач-уролог, аспирант кафедры урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 6330-0871
  • Стригунов А.А. – врач-уролог, аспирант кафедры урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 1104847
  • Кабанова О.О. – студентка 6-го курса ФФМ МГУ им. М.В. Ломоносова; Москва, Россия
  • Нестерова О.Ю. – ординатор кафедры урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова; Москва, Россия
  • Шапаров Б.М. – врач-уролог, аспирант кафедры урологии и андрологии ФФМ ГОУ ВПО МГУ им. М.В. Ломоносова; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 986656
  • Камалов А.А. – Академик РАН, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой урологии и андрологии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова, директор медицинского научно-образовательного центра МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 759356
219

ВВЕДЕНИЕ

Склероз шейки мочевого пузыря (СШМП) является широко распространенным осложнением оперативного лечения заболеваний предстательной железы (ПЖ), а также исходом воспалительных процессов в области шейки мочевого пузыря. Процесс локальной рубцовой деформации зависит от способа первичного лечения в области шейки мочевого пузыря и задней уретры, а также может возникать после дистанционного облучения органов малого таза при онкологических заболеваниях.

В зависимости от техники операции и используемого вида энергии, частота развития СШМП после трансуретральных вмешательств варьирует от 0 до 9,9% при первичном вмешательстве и увеличивается до 15% при повторной операции. Распространенность СШМП после трансуретральной резекции ПЖ (ТУРПЖ), по данным разных исследований, доходит до 5% [1-3].

При сравнении частоты развития СШМП после монополярной и биполярной ТУРПЖ по результатам метаанализа существенных различий обнаружено не было, однако отмечена тенденция к увеличению случаев СШМП после ТУРПЖ с использованием монополярного электрода [4].

Гольмиевая лазерная энуклеация при гиперплазии ПЖ (HoLEP) ассоциирована с развитием СШМП в 1-5% случаев [5, 6]. Энуклеация и вапоэнуклеация гиперплазии ПЖ с использованием тулиевого лазера (ThuLEP и ThuVEP) сопряжены с возникновением СШМП менее чем в 4% случае [7, 8].

Согласно результатам C. Gilfrich и соавт., наибольшая частота повторных вмешательств по поводу склеротических осложнений эндоурологических методов лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ) характерна для фотоселективной вапоризации (PVP) [9].

По данным разных авторов распространенность СШМП после PVP с использованием лазера Green Light доходит до 10%, что существенно превышает аналогичные показатели для других трансуретральных методик [9-11]. Частота развития СШМП при применении таких лазеров как HoLEP, ThuLEP и ТУРП аналогичны [9].

В качестве факторов риска развития СШМП рассматривается наличие простатита и мочевой инфекции на дооперационном этапе и в раннем послеоперационном периоде, малый объем ПЖ, травматизация слизистой уретры и шейки мочевого пузыря, в том числе при использовании инструментов большего диаметра [12–14].

Дополнительными факторами риска развития СШМП после трансуретральных вмешательств считается возраст пациентов, наличие в анамнезе сердечнососудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа, ожирения и длительный анамнез курения [12, 15].

Клинические варианты СШМП в зависимости от сложности варьируют от простых коротких кольцевых стриктур до облитерирующих стенозов, что требует значительного расширения объема оперативного лечения, начиная от дилатации и заканчивая объемными реконструктивными оперативными вмешательствами [16]. Однако СШМП в большинстве случаев (50-80%) рецидивируют [7].

СШМП остается одним из самых распространенных и трудно поддающихся лечению осложнений эндоурологических операций на ПЖ. В связи с этим, целью настоящего обзора явился поиск и анализ литературы касающейся оценки эффективности современных методов лечения и профилактики СШМП.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Нами проведен поиск и анализ публикаций в базах данных PubMed, Scopus, Cochrane library, e-library, по ключевым словам, «склероз шейки мочевого пузыря», «доброкачественная гиперплазия предстательной железы», «рубцовое сужение шейки мочевого пузыря», «баллонная дилатация», «лечение», «bladder neck sclerosis», «benign prostatic hyperplasia», «bladder neck contracture», «bladder neck stenosis», «balloon dilatation» и «treatment». Из анализа исключены тезисы конференций, диссертации, а также их авторефераты. В результате было отобрано 46 публикаций, которые включены в настоящий обзор.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Современные методы лечения склероза шейки мочевого пузыря

Эндоскопические методы лечения СШМП включают инцизию холодным ножом, электрокаутеризацию, баллонную дилатацию, установку стента и высокочастотную лазерную резекцию [17].

1. Инцизия холодным ножом

Важно отметить, что инцизия холодным ножом может потребовать повторных операций со снижением эффективности в каждом последующем случае. Так, по результатам исследования G. Borboroglu и соавт. среди 52 пациентов со СШМП, подвергшихся эндоскопическому лечению 42% требовалась по крайней мере одна повторная процедура, а 11,5% – более двух дополнительных процедур [18].

Существует комбинированная методика, которая сочетает в себе дилатацию и инцизию СШМП. Область шейки мочевого пузыря первоначально расширяют с помощью уретрального баллонного дилататора высокого давления 4×24 см FrUroMaxUltra™. Затем в мочевой пузырь вводится резектоскоп 24 Fr и делается надрез на трех и девяти часах условного циферблата. По данным наблюдения в течение одного года 72% пациентов потребовалось только одна повторная процедура, а в 14% случаев успех был достигнут после двух процедур [19].

T. Bach и соавт. предложили методику инцизии шейки мочевого пузыря с помощью лазерной энергии в положении 5 и 7 часов условного циферблата с использованием 2-микронного лазера непрерывного действия, мощностью 70 Вт (Revolix™, лазерные изделия liSa®, Катленбург, Германия). Однако этот метод показал 50-процентную частоту рецидивов и частоту успешного повторного вмешательства равную лишь 14,3%, что является сравнительно низким показателем [20].

D. Ramirez и соавт. выполняли глубокий боковой разрез при трансуретральной инцизии на 3 и 9 часах условного циферблата через мышечные волокна на шейке мочевого пузыря. Эффективность составила 86% после двух процедур. Тем не менее, полный успех без стрессового недержания мочи после первой процедуры был достигнут только у 12 пациентов (24% испытуемых) [19].

2. Комбинированная терапия рецидивирующего СШМП

Из-за повышенной частоты рецидивирования при использовании традиционных эндоскопических методов лечения СШМП, некоторые исследователи пришли к разработке метода комбинированной трансуретральной инцизии с последующим введением антипролиферативных агентов (митомицина С, триамцинолона, гиалуронидазы). С целью уменьшения рецидивов СШМП применяются также комбинированные инъекции стероидных препаратов для борьбы с фиброзом, рубцеванием.

E. Eltahawy и соавт. сообщают о методике введения триамцинолона после инцизии, выполненной гольмиевым лазером, с длительным безрецидивным периодом у 24 (83%) пациентов. Предложенный механизм действия этой комбинации объясняется повышением локальной активности эндогенной коллагеназы в комбинации с эффектами стероидных гормонов [21].

Механизм действия митомицина С заключается в ингибировании пролиферации фибробластов, что приводит к уменьшению образования рубцов [22, 23]. J. Vanni и соавт. сообщают об отсутствий рецидива СШМП в 90% случаев после использования митомицина С [23].

В исследовании R. Farrell и соавт. была показана 80% эффективность уретротомии с инъекцией митомицина С и последующей периодической самокатетеризацией у пациентов с постлучевым СШМП [24].

D. Redshaw и соавт. показали что введение в мочевой пузырь митомицина С после инцизии холодным ножом обеспечило стойкий безрецидивный период у 75% пациентов с СШМП [25].

Исследования инъекций митомицина С для лечения СШМП показали успешность восстановления адекватного мочеиспускания после одной процедуры в 58–75% случаев и в 85–89% случаев – после двух курсов введения [23–25].

Несмотря на то, что полученные выводы вызыают научный и клинический интерес, появляются некоторые опасения по поводу безопасности предложенной методики. Следует отметить что при применении митомицина С встречаются некоторые осложнения, такие как анафилаксия, некроз шейки мочевого пузыря вследствие неправильной инъекции, а также локальное нарушение процессов заживления уротелиальной раны, что серьезно ограничивает использование данного препарата в лечении СШМП [26-29].

3. Установка уретрального стента

Уретральный стент UroLume™ (American Medical Systems™, США) был впервые представлен в 1988 году E. Milroy как новый малоинвазивный метод для лечения уретральных стриктур. Хотя первоначальные исследования, касающиеся использования UroLume™, были многообещающими, по мере накопления клинического опыта появились сообщения о множествах осложнений, включающих миграцию стента, непроходимость, возникновение вторичной стриктуры, связанное с врастанием ткани в стент, гематурию, инкрустацию стента и необходимость повторной операции [30]. В связи с повышенной частотой осложнений и необходимостью дополнительного оперативного лечения, уретральное стентирование в настоящее время используется редко. Вместо уретрального стентирования часто применяетсяэндоскопическая баллонная дилатация [31].

4. Баллонная дилатация

Баллонная дилатация – малоинвазивная процедура, выполняемая в амбулаторных условиях, которую можно применять как первичный этап лечения СШМП. Процедура баллонной дилатации обеспечивает расширение просвета шейки мочевого пузыря путем радиального растяжения рубцовой ткани с помощью баллонного катетера [32, 33]. Данный метод можно применять как малоинвазивное лечение первой линии при вторичном склерозе шейки мочевого пузыря без облитерации. При этом, в 90% случаев может потребоваться повторная процедура в течение первых 2 лет [27].

Фиброцистоскопия и коаксиальная дилатация с последующей периодической самокатетеризацией и дилатацией шейки мочевого пузыря чаще всего используется для лечения стенозов в области везико-уретрального анастомоза (после простатэктомии) и предотвращения рецидива и дальнейшего прогрессирования СШМП. Такие схемы самокатетеризации с дилатацией часто проводятся в амбулаторных условиях, если область рубцовой деформации не протяженная, мягкая и не имеет облитерации [34].

Имеются данные по применению баллонной дилатации как альтернативного метода лечения стриктур уретры. Авторы утверждают, что процедура безопасна, и ее можно выполнять в амбулаторных условиях [27]. Общий показатель эффективности баллонной дилатации при стриктурах уретры составил 84,4%. У пациентов со стриктурой в области везико-уретрального анастомоза в 50% случаев требовалось повторное лечение. У пациентов с послеоперационной рубцовой деформацией шейки мочевого пузыря необходимость в повторной процедуре возникла в 32% случаях [35].

R. Park и соавт. сообщают, что у пациентов со стриктурой везико-уретрального сегмента после простатэктомии, успешно (93%) применялась баллонная дилатация уретры в комбинации с периодической самокатетеризацией и дилатацией в течении 3-х месяцев [36].

Еще одно исследование с включением 48 пациентов продемонстрировало успешное безрецидивное течение послеоперационного периода в течение одного года наблюдения при использовании этого метода. Тем не менее, этот вариант осуществим только среди мотивированных пациентов, так как самокатетеризация с дилатацией требует от пациентов исключительной прилежности и дисциплины. В конечном счете, многие пациенты отказываются от этого метода лечения, вероятно, из-за его негативного влияния на качество жизни [37].

D. Ramirez и соавт. был разработан алгоритм ведения больных с СШМП, которым выполнена эндоскопическая баллонная дилатация и/или инцизия (рис. 1) [38].

Алгоритм ведения больных с СШМП, которым выполнена эндоскопическая баллонная дилатация и/или инцизия [38]

Рис. 1. Алгоритм ведения больных с СШМП, которым выполнена эндоскопическая баллонная дилатация и/или инцизия [38]
Fig. 1. The algorithm of management of patients with bladder neck sclerosis after balloon dilatation and/or incision [38]

Существуют данные об успешном применении баллонной дилатации в качестве первичного лечения СШМП после ортотопической пластики мочевого пузыря сегментом подвздошной кишки (операция Штудера) [39].

При использовании баллонной дилатации могут наблюдаться следующие осложнения: задержка мочи, макрогематурия, инфекция, ложный ход и стриктура уретры. По данным Европейского урологического общества (EAU) 2020 года, применение баллонной дилатации при нейрогенных нарушениях мочеиспускания не рекомендуется из-за отсутствия достаточного количества публикации по данному вопросу [40].

5. Физиотерапевтическое лечение СШМП

В работах ряда отечественных авторов указывается, что воздействие физиотерапевтических манипуляций на зону оперированной шейки мочевого пузыря (магнитная и электростимулирующая терапия на аппаратно-программном комплексе «Андро-Гин») значительно усиливает микроциркуляцию и трофику тканей. В результате проведенного физиотерапевтического лечения у 66 пациентов не установлено ни одного случая рецидива СШМП после ТУР ШМП [41, 42].

6. Биомедицинские клеточные продукты при лечении фиброза шейки мочевого пузыря

Мезенхимальные стволовые клетки (МСК) могут способствовать восстановлению поврежденных тканей путем регулирования ответа иммунокомпетентных и активности структурообразующих клеток, таких как фибробласты, что приводит к выраженному регенеративному и противовоспалительному эффекту. Хорошо известно, что медиаторы воспаления могут привлечь МСК и изменить их секреторный профиль. Считается, что этот процесс облегчает иммунные реакции и заживление ран кожи [43].

Основная теория заключается в том, что МСК выделяют регуляторные пептиды, оказывающие влияние на множество фиброгенетических путей, обладают иммуносупрессивным действием, ингибируют путь трансформирующего фактора роста β1 (TGFβ1) и уменьшают окислительный стресс. TGFβ1, аутокринный и паракринный индуктор синтеза белков внеклеточного матрикса фиброгенными клетками, играет главную роль в формировании фиброза [44]. Активированный TGFβ1 может фосфорилировать Smad3, связанный с рецептором и активатором синтеза коллагена, что ведет к фиброзу ткани. Активация пути TGFb1/Smad3 является ключевым медиатором не только индукции эпителиально-мезенхимального перехода, но также и синтеза молекул внеклеточного матрикса, таких как коллаген I, фибронектин и коллаген III, ведущих к фиброзу ткани [45].

P. Sangkum и соавт. показали, что местные инъекции TGFβ1 в стенку уретры у крыс вызывали дезорганизацию коллагеновых пучков в подслизистой и периуретральной ткани. При этом сообщалось, о сужении просвета уретры и формировании рубца на гистологических срезах [46].

Инъекция стволовых клеток, полученных из жировой ткани человека, в область экспериментальной стриктуры противодействует уретральному фиброзу и эластозу и предотвращает функциональные осложнения со стороны мочевого пузыря с частичной обструкцией оттока, вызванной образованием стриктуры мочеиспускательного канала [44].

В исследовании J. Luo и соавт. выявлено, что трансплантация болюсной дозы МСК или их везикул внутриартериальным путем, противодействует образованию стриктур посредством антифиброзного действия у крыс [45].

ВЫВОДЫ

По данным литературы все предложенные методы имеют свои положительные и отрицательные стороны и могут использоваться в качестве методов лечения СШМП. Трансуретральная резекция, хотя и является в настоящее время основным методом лечения СШМП, характеризуется высокой частотой рецидивов, которая может достигать 38%. По данным литературы перспективным и малоинвазивным методом лечения, рецидивирующего СШМП может являться баллонная дилатация. Данный метод можно применять как первый этап лечения рецидивирующей рубцовой деформации. Также перспективными направлениями в лечении и профилактике СШМП может быть внутрипузырная инстилляция различных противовоспалительных препаратов и цитостатиков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Skolarikos A, Rassweiler J, de la Rosette JJ, Alivizatos G, Scoffone C, Scarpa RM. Safety and efficacy of bipolar versus monopolar transurethral resection of the prostate in patients with large prostates or severe lower urinary tract symptoms: post hoc analysis of a european multicenter randomized controlled trial. J Urol 2016;195(3):677–84. https://doi.org/10.1016/j.juro.2015.08.083.

2. Tao H, Jiang YY, Jun Q, Ding X, Jian DL, Jie D. Analysis of risk factors leading to post-operative urethral stricture and bladder neck contracture following transurethral resection of prostate. Int Braz J Urol 2016;42(2):302–11. https://doi.org/10.1590/S1677-5538.IBJU.2014.0500.

3. Li X, Pan J, Liu Q, He P, Song S, Jiang T. Selective transurethral resection of the prostate combined with transurethral incision of the bladder neck for bladder outlet obstruction in patients with small volume benign prostate hyperplasia (BPH): a prospective randomized study. PLoS One 2013;8(5):e63227. https://doi.org/ 10.1371/journal.pone.0063227.

4. Tang Y, Li J, Pu C, Bai Y, Yuan H, Wei Q. Bipolar transurethral resection versus mono-polar transurethral resection for benign prostatic hypertrophy: a systematic review and meta-analysis. J Endourol 2014;28(9):1107–14. https://doi.org/10.1089/end.2014.0188.

5. Elkoushy MA, Elshal AM, Elhilali MM. Reoperation after holmium laser enucleation of the prostate for management of benign prostatic hyperplasia: assessment of risk factors with time to event analysis. J Endourol 2015 ;29(7):797–804. https://doi.org/10.1089/end.2015.0060.

6. Fallara G, Capogrosso P, Schifano N, Costa A, Candela L, Cazzaniga W. Ten-year follow-up results after holmium laser enucleation of the prostate. Eur Urol Focus 2021;7(3):612-7; https://doi.org/10.1016/j.euf.2020.05.012.

7. Becker B, Orywal AK, Gross AJ, Netsch C. Thulium vapoenucleation of the prostate (ThuVEP) for prostates larger than 85 ml: long-term durability of the procedure. Lasers Med Sci 2019;34(8):1637–43. https://doi.org/10.1007/s10103-019-02760-1.

8. Netsch C, Bach T, Pohlmann L, Herrmann T, Gross AJ. Comparison of 120-200 W 2 μm thulium: yttrium-aluminum-garnet vapoenucleation of the prostate. J Endourol 2012;26(3):224–9. https://doi.org/10.1089/end.2011.0173.

9. Gilfrich C., May M., Fahlenbrach C., Günster C., Jeschke E., Popken G. Surgical reintervention rates after invasive treatment for lower urinary tract symptoms due to benign prostatic syndrome: a comparative study of more than 43,000 patients with long-term followup. J Urol 2021;205(3):855-63. https://doi.org/10.1097/JU.0000000000001463.

10. Elshal AM, Elmansy HM, Elhilali MM. Two laser ablation techniques for a prostate less than 60 mL: lessons learned 70 months after a randomized controlled trial. Urology 2013;82(2):416–22. https://doi.org/10.1016/j.urology.2013.02.074.

11. Hu B, Song Z, Liu H, Qiao L, Zhao Y, Wang M. A comparison of incidences of bladder neck contracture of 80- versus 180-W GreenLight laser photoselective vaporization of benign prostatic hyperplasia. Lasers Med Sci 2016;31(8):1573–81. https://doi.org/10.1007/s10103-016-2017-5.

12. Sandhu JS, Gotto GT, Herran LA, Scardino PT, Eastham JA, Rabbani F. Age, obesity, medical comorbidities and surgical technique are predictive of symptomatic anastomotic strictures after contemporary radical prostatectomy. J Urol 2011;185(6):2148–52. https://doi.org/10.1016/j.juro.2011.02.003.

13. Lee YH, Chiu AW, Huang JK. Comprehensive study of bladder neck contracture after transurethral resection of prostate. Urology 2005;65(3):498–503. https://doi.org/10.1016/j.urology.2004.10.082.

14. Grechenkov A, Sukhanov R, Bezrukov E, Butnaru D, Barbagli G, Vasyutin I. Risk factors for urethral stricture and/or bladder neck contracture after monopolar transurethral resection of the prostate for benign prostatic hyperplasia. Urologia 2018;85(4):150–7. https://doi.org/10.1177/0391560318758195.

15. Kim KS, Choi JB, Bae WJ, Kim SJ, Cho HJ, Hong SH. Risk Factors for reoperation after photoselective vaporization of the prostate using a 120 W GreenLight high performance system laser for the treatment of benign prostatic hyperplasia. Photomed Laser Surg 2016;34(3):102–7. https://doi.org/10.1089/ pho.2015.4050.

16. Simhan J, Ramirez D, Hudak SJ, Morey AF. Bladder neck contracture. Transl Androl Urol 2014;3(2):214–20. https://doi.org/10.3978/j.issn.2223-4683.2014.04.09.

17. Cindolo L, Marchioni M, Emiliani E., De Francesco P, Primiceri G, Castellan P. Bladder neck contracture after surgery for benign prostatic obstruction. Minerva Urol Nefrol 2017;69(2):133–43. https://doi.org/10.23736/S0393-2249.16.02777-6.

18. Borboroglu PG, Sands JP, Roberts JL, Amling CL Risk factors for vesicourethral anasto-motic stricture after radical prostatectomy. Urology 2000;56(1):96–100. https://doi.org/10.1016/s0090-4295(00)00556-2.

19. Ramirez D, Zhao LC, Bagrodia A, Scott JF, Hudak SJ, Morey AF. Deep lateral transurethral incisions for recurrent bladder neck contracture: promising 5-year experience using a standardized approach. Urology 2013;82(6):1430–5. https://doi.org/10.1016/j.urology.2013.08.018.

20. Bach T, Herrmann TRW, Cellarius C, Gross AJ. Bladder neck incision using a 70 W 2-micron continuous wave laser (RevoLix). World J Urol 2007;25(3):263–7. https://doi.org/10.1007/s00345-007-0169-4.

21. Eltahawy E, Gur U, Virasoro R, Schlossberg SM, Jordan GH. Management of recurrent anastomotic stenosis following radical prostatectomy using holmium laser and steroid injection. BJU Int 2008;102(7):796–8. https://doi.org/10.1111/j.1464-410X.2008.07919.x.

22. Mazdak H, Meshki I, Ghassami F. Effect of mitomycin C on anterior urethral stricture recurrence after internal urethrotomy. Eur Urol 2007;51(4):1089–92. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2006.11.038.

23. Vanni AJ, Zinman LN, Buckley JC. Radial urethrotomy and intralesional mitomycin C for the management of recurrent bladder neck contractures. J Urol 2011;186(1):156–60. https://doi.org/10.1016/ j.juro.2011.03.019.

24. Farrell MR, Sherer BA, Levine LA. Visual Internal urethrotomy with intralesional mitomycin c and short-term clean intermittent catheterization for the management of recurrent urethral strictures and bladder neck contractures. Urology 2015;85(6):1494–9. https://doi.org/10.1016/j.urology.2015.02.050.

25. Redshaw JD, Broghammer JA, Smith TG 3rd, Voelzke BB, Erickson BA, McClung CD. Intralesional injection of mitomycin C at transurethral incision of bladder neck contracture may offer limited benefit: TURNS Study Group. J Urol 2015;193(2):587–92. https://doi.org/10.1016/j.juro.2014.08.104.

26. Moran DE, Moynagh MR, Alzanki M, Chan VO, Eustace SJ. Anaphylaxis at image-guided epidural pain block secondary to corticosteroid compound. Skeletal Radiol 2012;41(10):1317–8. https://doi.org/10.1007/s00256-012-1440-3.

27. Kaynar M, Gul M, Kucur M, Celik E, Bugday MS, Goktas S. Necessity of routine histopathological evaluation subsequent to bladder neck contracture resection. Cent Eur J Urol 2016;69(4):353–7. https://doi.org/10.5173/ceju.2016.874.

28. Hou JCT, Landas S, Wang CY, Shapiro O. Instillation of mitomycin C after transurethral resection of bladder cancer impairs wound healing: an animal model. Anticancer Res 2011;31(3):929–32.

29. Oddens JR, van der Meijden APM, Sylvester R. One immediate postoperative instillation of chemotherapy in low risk Ta, T1 bladder cancer patients. Is it always safe? Eur Urol 2004;46(3):336–8. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2004.05.003.

30. Elliott DS, Boone TB. Combined stent and artificial urinary sphincter for management of severe recurrent bladder neck contracture and stress incontinence after prostatectomy: a long-term evaluation. J Urol 2001;165(2):413–5. https://doi.org/10.1097/00005392-200102000-00014.

31. Ramirez D, Simhan J, Hudak SJ, Morey AF. Standardized approach for the treatment of refractory bladder neck contractures. Urol Clin North Am 2013;40(3):371–80. https://doi.org/10.1016/j.ucl.2013.04.012.

32. Yu SC, Wu HY, Wang W, Xu LW, Ding GQ, Zhang ZG. High-pressure balloon dilation for male anterior urethral stricture: single-center experience. J Zhejiang Univ Sci B 2016;17(9):722–7. https://doi.org/10.1631/jzus.B1600096.

33. Аббосов Ш.А., Охоботов Д.А., Сорокин Н.И., Шомаруфов А.Б., Шапаров Б.М., Наджимитдинов Я.С. Оценка эффективности баллонной дилатации рубцового сужения шейки мочевого пузыря после трансуретральных вмешательств на предстательной железе. Вестник урологии 2021;9(1):5-13. [Abbosov Sh.A., Okhobotov D.A., Sorokin N.I., Shomaru-fov A.B., Shaparov B.M., Nadzhimitdinov Ya.S. Balloon dilatation of cicatricial bladder neck contracture: evaluation of the efficacy after transurethral prostate interventions. Urology Herald =Vestnik urologii 2021;9(1):5-13. (In Russian)].https://doi.org/ 10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13.

34. Simhan J, Ramirez D, Hudak S, Morey A. Bladder neck contracture. Translational andrology and urology 2014;3(2):214–20. https://doi.org/10.3978/j.issn.2223-4683.2014.04.09.

35. Chhabra JS, Balaji SS, Singh A, Mishra S, Ganpule AP, Sabnis RB. Urethral balloon dila-tation: factors affecting outcomes. Urol Int 2016;96(4):427–31. https://doi.org/10.1159/000443704.

36. Park R, Martin S, Goldberg JD, Lepor H. Anastomotic strictures following radical prosta-tectomy: insights into incidence, effectiveness of intervention, effect on continence, and factors predisposing to occurrence. Urology 2001;57(4):742–6. https://doi.org/10.1016/s0090-4295(00)01048-7.

37. Lubahn JD, Zhao LC, Scott JF, Hudak SJ, Chee J, Terlecki R. Poor quality of life in patients with urethral stricture treated with intermittent self-dilation. J Urol 2014;191(1):143–7. https://doi.org/10.1016/ j.juro.2013.06.054.

38. Ramirez D, Simhan J, Hudak SJ, Morey AF. Standardized approach for the treatment of refractory bladder neck contractures. Urol Clin North Am 2013;40(3):371–80. https://doi.org/10.1016/j.ucl.2013.04.012.

39. Kim BK, Song MH, Du SH, Yang WJ, Song YS. Neovesical-urethral anastomotic stricture successfully treated by ureteral dilation balloon catheter. Korean J Urol 2010;51(9):660–2. https://doi.org/10.4111/ kju.2010.51.9.660.

40. Guidelines on Neuro-urology European Association of Urology, 2020. [cited 2021 June 4] URL: https://uroweb.org/guideline/neuro-urology/

41. Нашивочникова Н.А., Крупин В.Н., Клочай В.В. Профилактика рецидивов склероза шейки мочевого пузыря. Современные технологии в медицине 2011(3):171–3. [Nashivochnikova N.А., Krupin V.N., Klochay V.V. Prevention of recurrences of sclerosis of the neck of the urinary bladder. Modern technologies in medicine = Sovremennyye tekhnologii v meditsine 2011(3):171–3. (In Russian)].

42. Неймарк А.И. Трансуретральная термотерапия в лечении доброкачественной гиперплазии простаты. Изд-во Алт. Барнаул, 1995; 51 c. [Neymark A.I. Transurethral thermotherapy in the treatment of benign prostatic hyperplasia. Publishing house Alt. Barnaul, 1995;51 p. (In Russian)].

43. Broekman W, Amatngalim GD, de Mooij-Eijk Y, Oostendorp J, Roelofs H, Taube C. TNF-alpha and IL-1beta-activated human mesenchymal stromal cells increase airway epithelial wound healing in vitro via activation of the epidermal growth factor receptor. Respir Res 2016(17):3. https://doi.org/10.1186/ s12931-015-0316-1.

44. Castiglione F, Dewulf K, Hakim L, Weyne E, Montorsi F, Russo A. Adiposederived stem cells counteract urethral stricture formation in rats. Eur Urol 2016;70(6):1032–41. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2016.04.022.

45. Luo J, Zhao S, Wang J, Luo L, Li E, Zhu Z. Bone marrow mesenchymal stem cells reduce ureteral stricture formation in a rat model via the paracrine effect of extracellular vesicles. J Cell Mol Med 2018;22(9):4449–59. https://doi.org/10.1111/jcmm.13744.

46. Sangkum P, Gokce A, Tan RBW, Bouljihad M, Kim H, Mandava SH. Transforming growth factorbeta1 induced urethral fibrosis in a rat model. J Urol 2015;194(3):820–7. https://doi.org/10.1016/ j.juro.2015.02.014.

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью510.61 кб
склероз шейки мочевого пузыря; доброкачественная гиперплазия предстательной железы; баллонная дилатация

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess