18+

 

Номер №2, 2022 - стр. 162-166

Уринома новорожденных – нерешенная проблема детской урологии DOI: 10.29188/2222-8543-2022-15-2-162-166

Для цитирования: Караваева С.А., Кучинский М.П., Добросердов Д.А., Филатова Н.А., Гопиенко М.А., Солнцева Е.А., Кондратьева Е.А. Уринома новорожденных – нерешенная проблема детской урологии. Экспериментальная и клиническая урология 2022;15(2)162-166; https://doi.org/10.29188/2222-8543-2022-15-2-162-166
Караваева С.А., Кучинский М.П., Добросердов Д.А., Филатова Н.А., Гопиенко М.А., Солнцева Е.А., Кондратьева Е.А.
Сведения об авторах:
  • Караваева С.А. – д.м.н., профессор, руководитель хирургической группы Центра патологии новорожденных, заведующий кафедрой детской хирургии СЗГМУ им. И.И. Мечникова; Санкт-Петербург, Россия; РИНЦ Author ID 337569
  • Кучинский М.П. – заведующий отделением урологии СПб ГБУЗ ДГМКСЦВМТ; Санкт-Петербург, Россия
  • Филатова Н.А. – врач-уролог отделения урологии СПб ГБУЗ ДГМКСЦВМТ; Санкт-Петербург, Россия
  • Гопиенко М.А. – хирург-неонатолог СПб ГБУЗ ДГМКСЦВМТ, ассистент кафедры детской хирургии с курсом анестезиологии и реанимации Первого СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова; Санкт-Петербург, Россия; РИНЦ Author ID 897658
  • Добросердов Д.А. – врач-уролог отделения урологии СПб ГБУЗ ДГМКСЦВМТ, ассистент кафедры детской хирургии СЗГМУ им. И.И. Мечникова; Санкт-Петербург, Россия; РИНЦ Author ID 1049743
  • Солнцева Е.А. – врач-уролог отделения урологии СПб ГБУЗ ДГМКСЦВМТ; Санкт-Петербург, Россия
  • Кондратьева Е.А. – аспирант кафедры детской хирургии СЗГМУ им. И.И. Мечникова; Санкт-Петербург, Россия
197

ВВЕДЕНИЕ

Уринома — редкая патология детского возраста, которая проявляется скоплением мочи в околопочечном пространстве. При этом такое скопление возможно как под собственной капсулой почки, так и между почкой и капсулой Герота [1]. Кроме того, уринома может появляться и вокруг мочеточника [2]. Впервые уринома у новорожденного была описана в 1894 году, однако связь между ее возникновением и обструкцией нижних мочевых путей была выявлена лишь в 1952 году [3].

В большинстве случаев причиной возникновения уриномы является обструкция мочевой системы на каком-либо уровне (от лоханочно-мочеточникового сегмента до уретры). У взрослых такая патология встречается чаще и может появляться при мочекаменной болезни, травме мочевыделительной системы, при различных опухолях, сдавливающих или обтурирующих просвет мочевых путей, у беременных в результате внешнего давления на мочевые пути увеличенной маткой [4, 5]. У новорожденных следующие состояния могут обусловливать возникновение уриномы:

  • клапан задней уретры. J. Heikkila и соавт. описали наблюдение 200 пациентов с клапаном задней уретры в период с 1953 по 2003 гг. В среднем у 9% таких детей наблюдалась уринома, 69% из них также имели пузырно-мочеточниковый рефлюкс [6]. Именно клапан задней уретры является наиболее частой причиной возникновения уриномы, встречаясь у 70% пациентов с исследуемой патологией [7];
  • гидронефроз. P.C. Tseng и соавт. представили 10-летнего пациента с впервые выявленным гидронефрозом, осложненным возникновением уриномы [2]. Однако в литературе нет упоминаний о частоте встречаемости такой сочетанной патологии;
  • нерефлюксирующий обструктивный мегауретер. R. Beetz и соавт. описали случай возникновения уриномы у новорожденного ребенка на фоне обструктивного мегауретера. До этого в литературе встречается лишь 2 похожих клинических наблюдения [7];
  • дисплазия почки без обструктивной уропатии. S. Ito и соавт. представили наблюдение 7-дневного ребенка с гигантской уриномой на фоне отсутствия какой-либо обструктивной уропатии. В ходе диагностики было выявлено отсутствие одной почки и дисплазия единственной почки. Достоверно причина возникновения уриномы осталась неясна, однако было высказано предположение, что такое осложнение могло быть последствием родовой травмы диспластически измененной почки [8]. Стоит отметить, что ряд авторов называют дисплазию почечной ткани одним из ключевых факторов появления уриномы;
  • нейрогенный мочевой пузырь. M.J. Kennelly и соавт. описали 17-месячного ребенка с миеломенингоцеле и нейрогенным мочевым пузырем, осложненными пузырно-мочеточниковым рефлюксом IV степени с последующим появлением уриномы [9]. В литературе нами было встречено 3 описания возникновения уриномы на фоне нейрогенного мочевого пузыря или диссинергии детрузора и сфинктера [10];
  • сирингоцеле. Описан случай возникновения уриномы на фоне кистозной трансформации Куперовых желез у двухмесячного ребенка [11];
  • «идиопатические» уриномы. Встречаются данные об уриномах новорожденных без обструктивной уропатии и других вышеперечисленных причин. Предполагается, что такие уриномы являются следствием возможной интрародовой травмы;
  • кроме того, описаны 2 случая возникновения уриномы у детей с «синими» пороками сердца без обструктивной уропатии (при этом интраоперационно были выявлены множественные мелкие перфоративные отверстия в капсуле почки) [12, 13].

Механизмом развития уриномы является повреждение собирательной системы почки вследствие повышения внутрипочечного давления выше 35-40 см Н2О (в норме внутрипочечное давление составляет 5-15 см Н2О), при этом моча может накапливаться как ретроперитонеально, так и интраперитонеально или даже в плевральной полости путем транссудации или в результате повреждения париетальной брюшины [7, 10]. В некоторых случаях выявляется конкретное место повреждения собирательной системы (при этом наиболее «слабым местом» является свод чашечек) в виде линейного разрыва, однако встречаются и случаи невозможности определения такого повреждения. Тогда можно говорить о множественных локусах «утечки» мочи через небольшие места повреждения собирательной системы [7].

До недавнего времени считалось, что наличие уриномы является своего рода защитным механизмом (так называемый «pop-off-механизм»), который уменьшает избыточное давление в собирательной системе почки, разгружая ее и предотвращая сдавление паренхимы. Однако последние публикации демонстрируют, что не менее важными факторами, влияющими на сохранение функции почки, является тип обструктивной уропатии и возраст выявления уриномы. Так, у детей с обструкцией нижних мочевых путей (а именно с клапаном задней уретры) и у пациентов, у которых уринома появилась в неонатальном периоде, прогноз для сохранения функции почки лучше, чем у детей с обструкцией верхних мочевых путей (например, гидронефроз) или с пренатально выявленной уриномой [14].

Клинически уринома может не проявляться какимилибо симптомами, либо могут быть жалобы на боли в поясничной области, признаки инфекции мочевыводящих путей, наличие пальпируемого образования брюшной полости/поясничной области, симптомов респираторного дистресса на фоне компрессии легких [14, 15]. Описано 2 пациента, у которых была клиника кишечной непроходимости, возникшей вследствие сдавления двенадцатиперстной кишки уриномой больших размеров [16].

Методами, с помощью которых возможно наиболее точно диагностировать уриному, являются ультразвуковое исследование (УЗИ) (пренатально и постнатально) и компьютерная томография (КТ) [1-24]. В отдельных случаях применяется инфузионная урография, антеградная пиелография, цистоскопия, цистография, урофлоуметрия для уточнения причины возникновения уриномы [7, 5, 6, 9, 10]. H. Zhang и соавт. представили в своем исследовании данные о возможности применения магнитно-резонансной томографии для пренатальной диагностики уриномы [24].

По причине редкой встречаемости данной патологии не разработано единых подходов к лечению пациентов с уриномой. Некоторые авторы при пренатально выявленной уриноме придерживаются тактики ее дренирования до рождения. Описаны случаи успешного пренатального дренирования околопочечного скопления мочи в III триместре беременности [24]. B. Drera и соавт. описали клинический случай новорожденного ребенка с постнатально выявленной гигантской уриномой, которая самостоятельно исчезла к 1 месяцу жизни [17].

Ряд авторов советует дренировать уриному только при наличии респираторных нарушений или нагноении уриномы с образованием абсцесса [3]. Часть урологов считают дренирование уриномы или гидронефротически расширенной лоханки при уриноме оптимальным выбором терапии [8]. Например, P.-C. Tseng и соавт. применили нефростомию у ребенка с впервые выявленным гидронефрозом, осложненным уриномой. Такая тактика позволила эффективно дренировать лоханку, а также в дальнейшем провести антеградную пиелографию с целью подтверждения обструкции лоханочно-мочеточникового сегмента [2].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

На базе СПб ГБУЗ ДГМ КСЦВМТ в период с 2007 по 2020 год проходили лечение 7 новорожденных пациентов с данным диагнозом. Возраст пациентов составил 1–2 месяца. Все пациенты – мальчики. Из них 4 ребенка были недоношенными (родились на сроке от 34 до 36 недель гестации), остальные – доношенными.

Из всех пациентов 5 поступили переводом из роддома в отделение патологии новорожденных в связи с выявленной пренатально патологией мочевыделительной системы. При этом лишь у одного ребенка была заподозрена уринома на фоне гидронефроза. У 2 из 5 пренатально была выявлена киста брюшной полости/ солитарная киста почки (при этом у одного ребенка киста почки была шунтирована внутриутробно в связи с большими ее размерами), у остальных пациентов был обнаружен гидронефроз. У всех больных состояние при поступлении расценено как среднетяжелое, стабильное. Лишь у одного ребенка за время нахождения в стационаре была выявлена сопутствующая патология в виде гипотиреоза и анемии легкой степени тяжести. Один ребенок поступил в отделение реанимации новорожденных переводом из роддома в крайне тяжелом состоянии, обусловленном выраженной дыхательной недостаточностью, незрелостью, большим количеством свободной жидкости в брюшной полости. Один пациент поступил в экстренном порядке из дома в отделение патологии новорожденных в возрасте 16 суток жизни в связи с жалобами мамы на появление у ребенка мочи розового цвета.

Методами, которые использовались для диагностики уриномы, являлись ультразвуковое исследование (УЗИ) почек (в большинстве случаев уринома визуализировалась как кистозное образование, достоверно не связанное с паренхимой почки или ее собирательной системой, которое оттесняло почку и/или предлежащие органы; в 1 случае прогрессирующий рост уриномы затруднял визуализацию самой почки), а также мультиспиральная компьютерная томография-ангиография. Для уточнения характера основного заболевания, приведшего к образованию уриномы, использовались такие методы, как цистография, цистоскопия, внутривенная урография.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Причиной возникновения уриномы в 1 случае (14%) был обструктивный мегауретер, у 3 пациентов (43%) – гидронефроз, у 2 (29%) – клапан задней уретры. У 1 пациента (14%) причина появления уриномы так и не была выявлена. При этом необходимо отметить, что у 3 детей на фоне основной патологии была выявлена кистозная дисплазия одной или обеих почек.

Клинические проявления уриномы варьировали от отсутствия каких-либо симптомов (в 1 случае) до наличия пальпируемого образования брюшной полости и поясничной области, которое причиняло беспокойство ребенку (у 3 больных). При этом у 1 пациента большой объем уриномы вызвал компрессию кишечника с развитием его пареза. У 1 ребенка до постановки диагноза был эпизод острого пиелонефрита, у 1 новорожденного было значимое увеличение объема живота за счет свободной жидкости с развитием симптомов дыхательной недостаточности на фоне сдавления органов грудной клетки.

Ультразвуковой диагностики чаще всего оказывалось недостаточно в связи с тем, что невозможно было определить природу жидкостного скопления и достоверно дифференцировать уриному от кисты почки, выраженного гидронефроза. Лишь в двух случаях диагностика образования «ограничилась» УЗИ: у 1 пациента это исследование изначально позволило определить жидкостное скопление как уриному, которая в динамике уменьшилась в размере и не потребовала хирургического лечения; у второго пациента УЗ-картина гидронефроза была настолько очевидной, что не вызывала сомнений до момента дренирования полости.

КТ была выполнена 4 пациентам с целью уточнения характера, расположения, а также возможной связи визуализированного при УЗИ кистозного образования с собирательной системой или паренхимой почки. Однако, к сожалению, ни в одном случае не удалось четко определить такую связь. На томограммах были выявлены кистозные образования в проекции почки, заподозрена или кистозная дисплазия почки, или гидронефротическая трансформация.

Тактика лечения уриномы различалась в зависимости от конкретного случая. У 1 ребенка с пренатально выявленным правосторонним гидронефрозом I степени и уриномой справа была выбрана тактика динамического наблюдения в связи с прогрессирующим уменьшением объема уриномы (по данным УЗИ) и постепенным ее исчезновением.

У 2 пациентов выполнено открытое вмешательство и удаление уриномы. У одного пациента в связи с большими размерами уриномы, компрессией органов брюшной полости, а также невозможностью провести дифференциальную диагностику между уриномой и лимфангиомой была выполнена лапаротомия и удаление уриномы в срочном порядке. Другой ребенок 2 месяцев жизни поступил из дома по поводу макрогематурии. При обследовании выявлена уринома больших размеров (без сопутствующей обструктивной уропатии) и выполнена люмботомия с удалением уриномы.

У 1 новорожденного с уриномой на фоне гидронефроза была выполнена пункционная нефростомия, но затем в связи со смещением нефростомической трубки – ревизия почки, ликвидация уриномы и повторная пункционная нефростомия.

У 2 детей изначально было выполнено пункционное дренирование уриномы, однако в связи с нарастанием объема околопочечного скопления (в том числе из-за образования фибриновых перегородок внутри уриномы) у ребенка с обструктивным мегауретером была выполнена уретерокутанеостомия, а у пациента с гидронефрозом – операция Андерсена.

У одного пациента мы столкнулись с сочетанием уриномы почки и наличием мочи в брюшной полости.

Таким образом открытое вмешательство потребовалось 6 детям (86%).

ОБСУЖДЕНИЕ

И по литературным данным, и на основании собственного опыта мы убедились, что в вопросах диагностики и лечения урином новорожденных остается много неизученного. Среди многих причин возникновения уриномы, приведенных в литературных источниках, нами были отмечены лишь различные виды обструктивной уропатии (гидронефроз, клапан задней уретры, обструктивный мегауретер).

Приведенные особенности клинического течения данной патологии подтверждают, что нет каких-либо специфических проявлений. Среди сопутствующей патологии можно выделить кистозную дисплазию почек, которая встретилась у 43% наших пациентов и, согласно литературным данным, могла изначально увеличить риск возникновения уриномы.

В качестве методов выбора для диагностики околопочечного скопления мочи можно признать УЗИ и КТ, хотя наш опыт показал, что не всегда эти исследования могут достоверно дифференцировать уриному от кисты почки или выраженного гидронефроза. Также не существует каких-либо патогномоничных лабораторных данных для дифференциальной диагностики околопочечного скопления мочи. Диагностировать это состояние можно с помощью сравнительного биохимического анализа мочи и отделяемого, полученного во время дренирования околопочечного жидкостного скопления.

Что касается тактики лечения пациентов с уриномой, нельзя говорить о едином алгоритме действий. И опыт зарубежных врачей, и наш собственный показали, что в каждом конкретном случае строится индивидуальный план ведения. Консервативная тактика, упоминаемая в литературе, имеет местно для применения в случае динамического наблюдения с прогрессирующим уменьшением объема околопочечного скопления мочи. Описанное зарубежными коллегами дренирование уриномы в качестве тактики выбора нами признано неудачным по причине образования фибриновых перегородок и вытекающей из этого недостаточности дренирующей системы. Более удачной тактикой можно считать пункционное дренирование лоханки при гидронефрозе, которое может помочь как произвести декомпрессию собирательной системы почки, так и при необходимости провести антеградную пиелографию для уточнения характера основной патологии.

В отличие от опыта зарубежных коллег, пациентам в нашей клинике в 57% случаев было выбрано открытое оперативное вмешательство в качестве тактики лечения. Причинами для такого выбора были неэффективность дренирования уриномы, большой ее объем с вытекающей из этого компрессией органов брюшной полости и забрюшинного пространства. Среди проведенных операций были ревизия почки с удалением уриномы, уретерокутанеостомия, операция Андерсена.

ВЫВОДЫ

Редкость встречаемости такой патологии как уринома, приводит к отсутствию единой тактики ее диагностики и лечения. Ситуация усложняется размытостью клинических проявлений (от отсутствия таковых до наличия пальпируемого образования брюшной полости/забрюшинного пространства, причиняющего беспокойство ребенку) и лабораторных данных. Применяемые методы визуального определения околопочечного скопления мочи, такие как УЗИ и КТ, далеко не всегда могут помочь достоверно дифференцировать уриному от кисты почки/брюшной полости или выраженного гидронефроза. В настоящее время не существует также единой тактики лечения детей с обсуждаемой патологией. Однако в большинстве случаев предпочтение отдается пункционным методикам и радикальному лечению основной уропатии. Тема представляет безусловный интерес для дальнейшего исследования данного заболевания.

ЛИТЕРАТУРА

1. Connor JP, Hensle TW, Berdon W, Burbige KA. Contained neonatal urinoma: management and functional results. J Urol 1988(140):1319-1322.

2. Tseng P-C, Liu T-Y, Pan S-J, Sung D-S. Spontaneous perirenal urinoma associated with ureteropelvic junction obstruction in a child: a case report. J Pediatr Neonatol 2009(50):121-124. https://doi.org/10.1016/s1875-9572(09)60047-4.

3. Adorisio O, Silveri M, Colojacomo M, Bassani F, Rivosecchi M. The impact of perirenal urinoma formation on renal function: our experience and review of the literature. J Pediatr and Child Health 2010(47):217-222.

4. Ogreden E, Oguz U, Karadaui M, Demirelli E, Tosun A, Gunaydin M. Factors associated with urinoma accompanied by ureteral calculi. J Archivio Italiano di Urologia e Andrologia 2019(91):11-15. https://doi.org/10.4081/aiua.2019.1.11.

5. Ushioda N, Matsuo K, Nagamatsu M, Kimura T, Shimoya K. Maternal urinoma during pregnancy. J Obstet Gynaecol Res 2008(34):88-91. https://doi.org/10.1111/j.1447-0756.2007.00706.x.

6. Heikkila J, Taskinen S, Rintala R. Urinomas associated with posterior urethral valves. J Urol 2008(180):1476-1478. https://doi.org/10.1016/j.juro.2008.06.056.

7. Beetz R, Stein R, Rohatsch P, Brzezinska R, Turoff JW. Acute perirenal extravasation of urine in an infant with non-refluxing megaureter. J Pediatr Nephrol 2004(19):357-360. https://doi.org/10.1007/s00467-003-1383-y.

8. Ito S, Ikeda M, Asanuma H, Shishido S, Nakai H, Honda M. A giant urinoma in a neonate without obstructive uropathy. J Pediatr Nephrol 2000(14):831-832. https://doi.org/10.1007/s004679900263.

9. Kennelly MJ, Ritchey ML. Perinephric urinoma secondary to neurogenic bladder in myelodysplasia. J Urol 1995(153):458-460. https://doi.org/10.1097/00005392-199502000-00056.

10. Puri A, Bajpai M, Gupta AK. Bilateral spontaneous perinephric urinomas: case report and review of the literature. J Urol 2004(64):30-32. https://doi.org/10.1016/j.urology.2004.04.057.

11. Silveri M, Bassani F, Adorisio O. Endoscopic management of a type IV syringocele causing massive perirenal urinoma in an infant. J Ped Surg 2010(45):2254-2255. https://doi.org/10.1016/ j.jpedsurg.2010.06.044.

12. Rao S, Vepakomma D, D'Cruz AJ. Bilateral spontaneous asymptomatic urinoma: report of an unusual case. J Ped Urol 2007(3):507-508. https://doi.org/10.1016/j.jpurol.2007.06.006.

13. Maher J, Gao M, Kelly R, Hutton K, Kodeih H, Schlabritz-Loutsevitch N. Prenatal diagnosis of a urinoma and dilated azygous vein. J Ultrasound Med 2018(37):1049-1051. https://doi.org/10.1002/jum.14425.

14. Ceyhan E, Ileri F, Ceylan T, Aydin AM, Dogan HS, Tekgul S. Predictors of recurrence and complications in pediatric pyeloplasty. J Ped Urology 2019(126):187-191. https://doi.org/10.1016/ j.urology.2019.01.014.

15. Cheng JW, Li A, Chamberlin DA. Perinephric urinoma secondary to malignancy in a pediatric patient. J Urol 2018;1-11. https://doi.org/10.1016/j.urology.2018.04.003.

16. Murphy GP, Gaither TW, Awad MA, Osterberg EC, Baradaran N, Copp HL, Breyer BN. Management of pediatric grade IV renal trauma. J Curr Urol Rep 2017;18-23. https://doi.org/10.1007/s11934-017-0665-z.

17. Drera B, Poggiani C. Ultrasound follow-up of an unusual giant urinoma in a newborn. J Ultrasound 2018;21(1):65-68. https://doi.org/10.1007/s40477-016-0224-3.

18. Gorincour G, Rypens F, Toiviainen-Salo S, Grignon A, Lambert R, Audibert F. Fetal urinoma: two new cases and a review of the literature. J Ultrasound Obstet Gynecol 2006(28):848-852. https://doi.org/10.1002/uog.2830.

19. Limwattana S, Rianthavorn P. Urinoma following kidney biopsy: a case report. J Urol Int 2015(95):246-248. https://doi.org/10.1159/000362094.

20. Swarnim S, Kumar D, Bhatt D, Sana S. Bilateral spontaneous urinoma in a cyanotic child. J Indian Ped 2018(55):997-998. https://doi.org/10.1007/s13312-018-1427-9.

21. Moore DP, Goodson M, Plucinski T. Urinoma: an unusual case of emesis in a brain-injured child. J Ped Rehabilitation 1997(1/3):185-189. https://doi.org/10.3109/17518429709167357.

22. Morey AF, Brandes S, Dugi III DD, Armstrong LH, Breyer BN, Broghammer JA. Urotrauma: AUA Guideline. J Urol 2014(192):1-9.

23. Cho A, Khan A, Chandran H, Carroll D. Bilious vomiting in two neonates due to an urinoma secondary to posterior urethral valves. J Ped Surg Case Reports 2015(3):541-544. https://doi.org/10.1016/j.epsc.2015.10.015.

24. Zhang H, Yang H, Sun Y, Fan L, Zhang X. Prenatal drainage of fetal urinoma with polyhydramnios: a case report and literature review. J Maternal-Fetal and Neonatal Medicine 2017;31(2):264-266. https://doi.org/10.1080/14767058.2017.1281242.

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью375 кб
уринома; уриномы новорожденных; обструктивная уропатия

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess