18+

 

Номер №3, 2023 - стр. 112-118

Бессимптомная бактериурия у беременных: всегда ли оправдана антибиотикотерапия? DOI: 10.29188/2222-8543-2023-16-3-112-118

Для цитирования:

Кульчавеня Е.В., Трейвиш Л.С., Телина Е.В., Холтобин Д.П., Шевченко С.Ю. Бессимптомная бактериурия у беременных: всегда ли оправдана антибиотикотерапия? Экспериментальная и клиническая урология 2023;16(3):112-118; https://doi.org/10.29188/2222‑8543‑2023‑16‑3‑112‑118

Кульчавеня Е.В., Трейвиш Л.С., Телина Е.В., Холтобин Д.П., Шевченко С.Ю.
Сведения об авторах:
  • Кульчавеня Е.В. – доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры фтизиопульмонологии ФГБОУ ВПО НГМУ МЗ РФ, профессор кафедры урологии им. Е. В. Шахова ПИМУ, научный руководитель отдела урологии МЦ «Авиценна»; Новосибирск, Россия; РИНЦ AuthorID 120977, https://orcid.org/0000‑0001‑8062‑7775
  • Трейвиш Л.С. – врач акушер-гинеколог, заведующий гинекологическим отделением МЦ «Авиценна»; Новосибирск, Россия; https://orcid.org/0000‑0002‑5435‑2955
  • Телина Е.В. – врач акушер-гинеколог, генеральный директор МЦ «Авиценна»; Новосибирск, Россия
  • Холтобин Д.П. – доктор медицинских наук, заведующий урологическим отделением МЦ «Авиценна»; Новосибирск, Россия; РИНЦ AuthorID 1043419, https://orcid.org/0000‑0001‑6645‑6455
  • Шевченко С.Ю. – врач-уролог Муниципальной поликлиники № 26; Новосибирск, Россия; РИНЦ AuthorID 874734, https://orcid.org/0000‑0001‑5013‑2667
1799

ВВЕДЕНИЕ

Бессимптомная бактериурия (ББУ), определяемая как истинная бактериурия при отсутствии специфических симптомов острой инфекции мочевыводящих путей (ИМП), является распространенным явлением и встречается у 2–15% беременных [1]. Частота ББУ в развивающихся странах выше: в Нигерии распространенность ББУ у беременных достигает 86,6%, но, поскольку основным уропатогеном является Staphylococcus aureus, авторы не исключают возможность контаминации [2]. Еще выше частота ББУ у ВИЧ-позитивных беременных женщин [3, 4]. С.П. Синчихин с соавторами диагностировали ББУ у 11% среди всех беременных, которые встали на учет в раннем гестационном периоде. При этом за последние 10 лет, по наблюдениям авторов, число беременных с ББУ увеличилось в 1,4 раза [5].

Мнения по поводу ББУ у беременных противоречивы. Некоторые исследователи убеждены, что без антибактериальной терапии у 30% беременных с ББУ разовьется острый пиелонефрит; также они опасаются низкой массы тела новорожденного и преждевременных родов [6]. Однако обзор контролируемых клинических исследований (КИ), в которых сравнивали лечение антибиотиками (АБ) с плацебо или отсутствием лечения у беременных женщин с ББУ, обнаруженной при дородовом скрининге, показал иные результаты. В 12 исследованиях, охватывающих 2017 женщин, было показано, что лечение антибиотиками, по сравнению с плацебо или отсутствием лечения, может снизить заболеваемость пиелонефритом, однако доказательства были низкого уровня достоверности [6]. Лечение антибиотиками может быть связано со снижением частоты преждевременных родов (3 исследования, 327 женщин; доказательства низкого уровня достоверности) и рождения детей с низкой массой тела (6 исследований, 1437 детей; доказательства низкого уровня достоверности). Имелись очень ограниченные данные, по которым можно было бы оценить негативное влияние антибиотиков на новорожденных; побочные эффекты от АБ анализировали редко. Авторы пришли к выводу об отсутствии доказанного преимущества антибактериальной терапии при ББУ [6].

Цель настоящего исследования – оценить исходы родов у беременных с ББУ в зависимости от проводимой терапии и урологического анамнеза.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Дизайн исследования: простое когортное ретроспективное. Проанализированы истории родов 46 женщин в возрасте от 18 до 43 лет, средний возраст 29,6±2,8 года, у которых при дородовом скрининге была выявлена ББУ. Для идентификации микроорганизмов применяли методику времяпролетной масс-спектрометрии на масс-спектометре Microflex (Германия). Для части культур видовая идентификация и определение антибиотикорезистентности проводились на комбинированных панелях BD PhoenixTM для грамотрицательных, грамположительных микроорганизмов и стрептококков с применением автоматической системы идентификации микроорганизмов и определения антибиотикочувствительности Phoenix 100 США Becton Dickinson. Для стандартизированного диско-диффузионного метода использовали диски, импрегнированные антибиотиками, агар Мюллера–Хинтона и диспенсеры для нанесения дисков Bio-Rad США.

Проанализированы исходы беременностей, а также проведено определение зависимости между наличием ББУ, видом проводимой по этому поводу терапии, наличием пиелонефрита в анамнезе и развитием (обострением) пиелонефрита во время беременности. Корреляционные связи определяли методом Спирмена; существенными считали корреляции при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Среди 46 пациенток, включенных в исследование, у 37 (80,4%) ББУ была выявлена в первом триместре, а у 9 (19,6%) – во втором триместре. Структура уропатогенов была типичной для инфекций мочевыводящих путей (ИМП): E.coli выявлена в 36 случаях (78,3%), Enterococcus faecalis – в 10 наблюдениях (21,7%), причем у трех беременных наблюдалась ассоциация этих микроорганизмов. У 7 женщин (15,2%) в анамнезе был диагностирован хронический пиелонефрит, у 4 (8,7%) – хронический цистит. Остальные 35 беременных (76,1%) ранее никакими урологическими заболеваниями не страдали, аномалии развития органов мочевой системы обнаружены не были, и бактериурия у них впервые была выявлена во время беременности. У 9 беременных (19,6%) из всей когорты также был диагностирован бактериальный вагиноз, у 4 (8,7%) – кандидоз влагалища, у 12 (26,1%) в отделяемом влагалища найден Streptococcus agalactiae.

У 21 (45,6%) настоящая беременность была первой, у 17 (36,9%) – второй. У 8 женщин (17,5%) было три и более беременностей. Во время предыдущих беременностей среди 25 повторно беременных ББУ была выявлена у 6 (24,0%), пиелонефрит развился у одной, был купирован консервативно. Отягощенный акушерский анамнез имели 12 беременных, из них 5 страдали хроническим пиелонефритом.

Ни одна из 46 беременных с ББУ не была оставлена под выжидательным наблюдением, всем было назначено лечение. Более половины беременных с ББУ (32/69,6%) получали канефрон по 2 таблетки трижды в день в течение месяца с повторным курсом через месяц (даже если к тому времени ББУ не определялась). У 29 женщин этой группы беременность завершилась благополучно срочными родами; у трех было оперативное родоразрешение. Средний вес новорожденных составил 3768±101,9 грамма.

Остальным 14 (30,4%) беременным при выявлении ББУ, включая 7 пациенток с пиелонефритом в анамнезе, а также беременных с отягощенным акушерским анамнезом, назначали различные препараты амоксициллина с клавулоновой кислотой. Несмотря на антибактериальную терапию, более чем в половине случаев у беременных с хроническими ИМП в анамнезе (4/57,1%) развился гестационный пиелонефрит, потребовавший госпитализации пациентки. В сущности, ББУ у этих женщин была первым признаком начинающегося обострения хронической ИМП. Все эти пациентки получали антибактериальную терапию (в двух случаях – в комбинации с канефроном) с хорошим эффектом в плане нормализации температуры тела, уменьшения/прекращения боли в поясничной области, нормализации/значительного улучшения анализов мочи – но у всех наблюдалась хроническая гипоксия плода, в двух случаях – преждевременные роды; вес новорожденных в среднем составил 2034±37,2 грамма. У остальных 10 беременных с ББУ, получавших АБ, роды наступили в 39-40 недель (в 5-и случаях было выполнено кесарево сечение по разным показаниям).

Мы провели определение зависимости исходов родов у беременных с ББУ от метода лечения (канефрон или АБ) и наличия хронической ИМП до беременности (табл. 1).

Таблица 1. Корреляция между исходами родов у беременных с ББУ в зависимости от проводимой терапии и урологического анамнеза, n=46
Table 1. Correlation between birth outcomes in pregnant women with АBU, depending on the therapy and urological history, n=46 

  Пиелонефрит в анамнезе 
Pyelonephritis in history
Цистит в анамнезе 
Cystitis in history
Преждевременные роды 
Preterm birth
Маловесный ребенок 
Underweight baby
Лечение канефроном 
Canephron therapy
Лечение АБ 
AB therapy
Гестационный пиелонефрит 
Pyelonephritis in pregnancy
Пиелонефрит в анамнезе 
Pyelonephritis in history
1,000000 0,422346* 0,919373* 0,252454* 0,020856 0,812934* 0,702969*
Цистит в анамнезе 
Cystitis in history
0,422346* 1,000000 0,064959 0,077722 0,054928 0,004527 0,023536
Преждевременные роды
 
Preterm birth
0,919373* 0,064959 1,000000 0,923733* 0,012690 0,669684* 0,568685*
Маловесный ребенок 
Underweight baby
0,252454* 0,077722 0,923733* 1,000000 0,062852 0,723632* 0,816613*
Лечение Канефроном 
Canephron therapy
0,020856 0,054928 0,012690 0,062852 1,000000 0,092690 0,009999
Лечение АБ 
AB therapy
0,812934* 0,004527 0,669684* 0,723632* 0,092690 1,000000 0,842150*
Гестационный пиелонефрит 
Pyelonephritis in pregnancy
0,702969* 0,023536 0,568685* 0,816613* 0,009999 0,842150* 1,000000

* p<0,05

Таким образом, низкий вес новорожденного, развитие гестационного пиелонефрита и вероятность преждевременных родов зависели не от проводимой по поводу ББУ терапии (антибактериальная или фитотерапия), а от наличия у беременной хронического пиелонефрита.

ОБСУЖДЕНИЕ

Самым сильным предиктором ББУ у беременных является ИМП в анамнезе [7]. В Иране обнаружили связь ББУ с частотой половых контактов и гигиеной половых органов [8]. Распространенность ББУ у беременных также связана с низким социально-экономическим статусом [9].

Важно идентифицировать микроорганизм, обусловивший ББУ. E. coli является наиболее распространенным патогеном, вызывающим ББУ, и составляет до 80% изолятов [1]. Некоторые штаммы E. coli, выделенные от беременных женщин с ББУ, имели такую же вирулентность, что и штаммы от женщин с симптоматической ИМП [10]; однако авторы не указывают, болели ли эти женщины пиелонефритом или хроническим циститом, то есть была ли их ББУ истинной, при интактных мочевыводящих путях, а не отражением латентной хронической инфекции. Наличие в моче Staphylococcus aureus может отражать контаминацию, а не истинную ИМП. Обнаружение стрептококка группы В, как правило, обусловлено вагинальной колонизацией, поэтому во время родов рекомендуют антибактериальную терапию для предотвращения ранней неонатальной стрептококковой инфекции [11].

В то время как ББУ у небеременных женщин является доброкачественной, беременность увеличивает вероятность развития пиелонефрита при ББУ вследствие физиологического нарушения оттока мочи и ретенции мочевыводящих путей [12]. Механическое сдавление увеличенной маткой является основной причиной гидроуретера и гидронефроза; также может играть роль релаксация гладкой мускулатуры, вызванная прогестероном [13]. Некоторые авторы наблюдали развитие острого пиелонефрита у 20-30% беременных с нелеченой ББУ [14].

Однако исследование среди населения с низким уровнем риска в Нидерландах, где скрининг не является стандартом, показало, что уровень пиелонефрита беременных составляет всего 2,4% [15]. Проспективное КИ, оценивавшее эффективность рутинного скрининга с 2000 по 2001 гг. в Техасе, показало, что частота острого пиелонефрита у беременных составила 1,4% [16]. Согласно 18-летнему ретроспективному обзору, частота острого пиелонефрита во время беременности составляла 0,5% [17].

Негативное влияние ББУ на частоту преждевременных родов и низкую массу тела при рождении отражают ранние исследования [18], однако более поздние КИ показали неоднозначные результаты. Данные базы данных Cardiff Birth Survey свидетельствуют, что ББУ, с поправкой на демографические и социальные факторы, не связана с преждевременными родами (ОШ 1,2; 95% ДИ 0,9–1,5). Авторы пришли к выводу, что, если ББУ не привела к развитию пиелонефрита, риск преждевременных родов по этой причине ничтожен [19]. И тут возникает закономерный вопрос: а почему некоторые исследователи a priori убеждены, что ББУ является причиной развития пиелонефрита? Нет ли здесь неверной оценки причинно-следственной связи? Быть может, это латентный пиелонефрит в самом начале своего обострения проявил себя бактериурией? И ББУ является следствием, а не причиной пиелонефрита у беременных?

Целью лечения ББУ является устранение инфекции, что, как свидетельствуют современные исследования, невозможно в принципе, ибо моча здоровых беременных женщин не стерильна [20]. Поэтому ожидания, что эрадикация уропатогена посредством антибиотикотерапии предотвратит восходящую ИМП и развитие клинического пиелонефрита, чрезмерно оптимистичны. Корреляция между ББУ, низким весом при рождении и преждевременными родами является спорной, поскольку биологический механизм связи между этими событиями не установлен. Недавнее исследование показало, что ББУ не была связана с преждевременными родами [21].

Индуцированные инфекцией преждевременные роды опосредованы не инфекцией как таковой, а воспалительным процессом. Микроорганизмы и продукты их жизнедеятельности воспринимаются толлподобными рецепторами, которые индуцируют продукцию хемокинов, простагландинов и протеаз, что приводит к началу родов [22, 23]. Причинная связь острого пиелонефрита (не ББУ!) и преждевременных родов была показана в ретроспективном анализе 219 612 родов в Израиле (ОШ 2,6; 95% ДИ от 1,7 до 3,9) [24].

Хотя скрининг и лечение ББУ во время беременности стали стандартом акушерской помощи, возникают вопросы о качестве доказательств, на которых основаны эти рекомендации, и об отсутствии данных об эффективности скрининга [25, 26]. Низкая распространенность ИМП в определенных группах населения, стоимость скрининговых тестов и неуверенность в пользе лечения в снижении неблагоприятных исходов беременности использовались в качестве аргументов против скрининга и лечения в качестве универсальных рекомендаций; предотвращение ненужного использования антибиотиков стало важным аспектом программ по снижению развития устойчивости к противомикробным препаратам [6].

В 2019 Общество по инфекционным болезням Америки (the Infectious Diseases Society of America (IDSA) предложило следующие рекомендации по ведению ББУ у беременных: ББУ является показанием к проведению 4-7-дневного курса антибактериальной терапии (нитрофурантоин и бета-лактамные антибиотики). Однако IDSA не нашло достаточно доказательств, чтобы дать рекомендацию за или против повторного скрининга во время беременности у женщин с первоначальным отрицательным результатом скрининга или после первоначального лечения [27-29].

K. Kalinderi с соавт. уверяют, что при отсутствии лечения ББУ у 30% беременных развивается острый пиелонефрит и возрастает риск множественных материнских и неонатальных осложнений, таких как преэклампсия, преждевременные роды, задержка внутриутробного развития и низкая масса тела при рождении [30]. Однако, K. Czajkowski и соавт. подчеркивают, что следует помнить, что диагноз ИМП сам по себе не требует какоголибо специфического акушерского вмешательства [31].

Нет достоверных доказательств связи между ББУ и развитием острого пиелонефрита при отсутствии приема АБ [32]. Доказательства того, что антибактериальное лечение ББУ приводит к снижению частоты случаев низкой массы тела при рождении и преждевременных родов – низкого и среднего качества, что оправдывает практику скрининга на ББУ с однократным посевом мочи в первом триместре [32]. Острый пиелонефрит – безусловно, связан с увеличением осложнений у матери, а в некоторых исследованиях и с преждевременными родами и низкой массой тела ребенка при рождении, но никак не ББУ.

Долгосрочные последствия ББУ недостаточно изучены [33]. Был проведен популяционный когортный анализ, в ходе которого сравнивали частоту развития ИМП у потомства, рожденного от матерей, у которых во время беременности была диагностирована ББУ, и тех, у кого ББУ не было. Проанализированы 212 984 истории родов. Среди всех беременных у 5378 (2,5%) была диагностирована ББУ; их дети чаще страдали ИМП [33]. Было установлено, что ИМП у беременной женщины представляет собой значительный фактор риска в отношении ИМП у ребенка: 30% против 6,8% [34]. Но в этом случае может иметь место генетически детерминированная предрасположенность, а вовсе не сам факт гестационного пиелонефрита.

ББУ была обнаружена в первом триместре у 3,50% беременных, во втором – у 3,55% беременных [35]. Логистический регрессионный анализ не выявил статистической разницы между частотой госпитализаций по поводу пиелонефрита, преждевременными схватками, преждевременным разрывом плодных оболочек перед родами и/или преждевременными родами в зависимости от времени выявления ББУ (в первом или втором триместре). Таким образом, момент проведения тестирования (первый или второй триместр) не оказывает клинического влияния на акушерские исходы [35].

Общество акушеров и гинекологов Канады рекомендует проводить скрининг на бессимптомную бактериурию женщинам с рецидивирующими ИМП в анамнезе в каждом триместре с лечением антибиотиками при положительных результатах скрининга [36]. В 1994 г. Канадская целевая группа по периодическим медицинским осмотрам пришла к выводу, что имеются убедительные доказательства в поддержку рекомендации в пользу проведения скрининга на бессимптомную бактериурию на ранних сроках беременности (12–16 недель) с использованием посева мочи [37].

При сравнении эффективности и безопасности амоксиклава и фитотерапии (фитопрепарат Тутукон), сочли фитотерапию предпочтительной, учитывая высокую степень эрадикации уропатогенов и отсутствие побочных и тератогенных эффектов [38].

Оценивали эффект от комбинированной терапии ББУ у беременных с применением фосфомицина в сочетании с комплексным фитоуроантисептиком, по сравнению с монотерапией фосфомицином. Показана значимо более низкая частота рецидивов бактериурии в группе комбинированного лечения, меньшей частоте ИМП и более длительном периоде до возникновения рецидивов. Количество побочных эффектов было сравнимо в обеих группах [39].

И.Ю. Ильина с соавт. отметили положительную корреляцию между частотой хронических заболеваний мочевыводящих путей в анамнезе и частотой угрозы прерывания беременности. Через 3 мес. после антибиотикотерапии ББУ была найдена всего у 6,7%, в то время как у беременных, которые не получали лечения по поводу ББУ, рост микрофлоры в моче был обнаружен в 94,4% [40].

Сопоставлены результаты лечения по поводу ББУ «Канефроном Н» и АБ (фосфомицин или амоксициллина клавуланат). Статистически значимых отличий по результатам лечения между группами не выявлено. При повторном микробиологическом исследовании мочи в третьем триместре роста флоры не было у женщин обеих групп [41]. Больным с аномалиями развития почек, гидронефрозом, диагностированными до беременности или в процессе гестации, рекомендовано назначение канефрона-Н [42].

Сравнивали результаты применения двух фитопрепаратов в комплексе с антибактериальной терапией: биологически-активной добавки (БАД) «НефроБест», в которой кроме розмарина, золототысячника и любистока содержится экстракт листьев брусники, и лекарственного средства «Канефрон Н». Авторы подчеркивают как преимущество БАД более высокое содержание растительных экстрактов, но кто доказал, что больше – значит лучше? Рецептура лекарственного средства «Канефрон Н» определена и подтверждена не одной сотней КИ; по эффективности БАД «НефроБест» при ББУ у беременных удалось найти только одно исследование с низкой доказательной базой [43].

Отмечена явная взаимосвязь между наличием потенциальных уропатогенов в составе вагинальной микробиоты и ББУ у беременных, что может служить обоснованием необходимости обязательной коррекции вагинального микробиоценоза у данной категории пациенток [44].

Проанализирована медицинская документация 1600 беременных женщин. У 132 из них диагностирована ББУ, но, по стандартным правилам, только в 3%, у 50% пациенток основанием для определения ББУ был однократный посев мочи, а у 47% ― клинический анализ мочи. Осложнения беременности имелись у всех женщин с диагнозом ББУ, у 42% новорожденных отмечена патология раннего неонатального периода [45].

Н.Б. Гордовская и соавт. обнаружили, что у женщин с нелеченой до беременности ББУ в 20–50% развивается острый цистит и в 30–40% случаев – острый пиелонефрит. Авторы полагают, что своевременное лечение ББУ предотвращает развитие гестационного пиелонефрита в 70–80% случаев, а также 5–10% всех случаев невынашивания беременности [42]. Эти данные противоречат большинству международных публикаций.

Мы согласны с точкой зрения М.И. Когана с соавт., утверждающих, что ББУ нельзя воспринимать как патологическое состояние, требующее немедленного назначения АБ [20]. Не существует какого-либо критического уровня бактериурии, который может спровоцировать инфекционный процесс; уропатогены в любом количестве могут запустить его при неблагоприятных условиях. Сложный состав микробиоты мочепузырной мочи у женщины в I–III триместрах беременности служит признаком здорового состояния организма [20].

Таким образом, связь между бессимптомной бактериурией и осложнениями беременности неясна. Руководство по скринингу бессимптомной бактериурии должно учитывать как потенциальную пользу, так и возможный вред лечения антибиотиками во время беременности [46]. Назначение растительного фитопрепарата, содержащего экстракты любистока, розмарина и золототысячника, снизило частоту преждевременных родов с 20% до 9,1% и нарушение сократительной деятельности матки в родах – с 14,3% до 9,1% [5].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Корреляционный анализ наших данных показал, что низкий вес новорожденного, развитие гестационного пиелонефрита и вероятность преждевременных родов зависели не от проводимой по поводу ББУ терапии (антибактериальная или фитотерапия), а от наличия у беременной хронического пиелонефрита. Обнаружение ББУ у здоровой беременной без отягощенного акушерского анамнеза и хронических ИМП не является убедительным основанием для назначения антибиотиков. Проведение профилактической фитотерапии лекарственным препаратом «Канефрон» у таких женщин было достаточным; ни в одном случае не развился гестационный пиелонфрит или преждевременные роды.  

ЛИТЕРАТУРА

1. Ipe DS, Sundac L, Benjamin WH Jr, Moore KH, Ulett GC. Asymptomatic bacteriuria: prevalence rates of causal microorganisms, etiology of infection in different patient populations, and recent advances in molecular detection. FEMS Microbiol Lett 2013;346(1):1-10. https://doi.org/10.1111/1574-6968.12204.

2. Akerele J, Abhulimen P, Okonofua F. Prevalance of asymptomatic bacteriuria among pregnant women in Benin City, Nigeria. J Obstet Gynaecol 2001;21(2):141-4. https://doi.org/10.1080/01443610020026038.

3. Awoleke JO, Adanikin AI, Ajayi DD, Ayosanmi OS. Predictors of asymptomatic bacteriuria among pregnant women in a low-resource setting. J Obstet Gynaecol 2015;35(1):25-9. https://doi.org/10.3109/01443615.2014.935724.

4. Ezechi OC, Gab-Okafor CV, Oladele DA, Kalejaiye OO, Oke BO, Ekama SO, et al. Prevalence and risk factors of asymptomatic bacteriuria among pregnant Nigerians infected with HIV. J Matern Fetal Neonatal Med 2014;26(4):402-6. https://doi.org/10.3109/14767058.2012.733782.

5. Синчихин С.П., Салов И.А., Проскурина Е.В., Синчихина Е.С. Оценка эффективности применения антимикробного пептидно-цитокинового препарата в комплексном лечении беременных с бессимптомной бактериурией. Гинекология 2023;25(1):106-1. https://doi.org/10.26442/20795696.2023.1.202098 [Sinchikhin S.P., Salov I.A., Proskurina E.V., Sinchikhina E.S. Evaluation of the effectiveness of an antimicrobial peptide-cytokine product in the complex treatment of pregnant women with asymptomatic bacteriuria. Gynecologiya = Gynecology 2023;25(1):106-11. (In Russian)].

6. Smaill FM, Vazquez JC. Antibiotics for asymptomatic bacteriuria in pregnancy. Cochrane Database Syst Rev 2019;25(11):CD000490. https://doi.org/10.1002/14651858.CD000490.pub4.

7. Pastore LM, Savitz DA, Thorp JM. Predictors of urinary tract infection at the first prenatal visit. Epidemiology 1999;10(3):282-7.

8. Amiri FN, Rooshan MH, Ahmady MH, Soliamani MJ. Hygiene practices and sexual activity associated with urinary tract infection in pregnant women. East Mediterr Health J 2009;15(1):104-10.

9. Haider G, Zehra N, Munir AA, Haider A. Risk factors of urinary tract infection in pregnancy. J Pak Med Assoc 2010;60(3):213-6.

10. Lavigne JP, Boutet Dubois A, Laouini D, Combescure C, Bouziges N, Mares P, et al. Virulence potential of Escherichia coli strains causing asymptomatic bacteriuria during pregnancy. J Clin Microbiol 2011;49(11):3950-3. https://doi.org/10.1128/JCM.00892-11.

11. Allen VM, Yudin MH, Infectious Diseases Committee. Management of group B streptococcal bacteriuria in pregnancy. J Obstet Gynaecol Can 2012;34:482–6. https://doi.org/10.1016/S1701-2163(16)35246-X.

12. Nicolle LE. Asymptomatic bacteriuria. Curr Opin Infect Dis 2014;27(1):90-6. https://doi.org/10.1097/QCO.0000000000000019.

13. Sobel JD, Kaye D. Urinary tract infections. In: Mandell GL, Bennett JE, Dolin R editor(s). Mandell, Douglas and Bennett's Principles and Practice of Infectious Diseases. 4th Edition. Churchill Livingstone 1995:662-90.

14. Nicolle LE. Management of asymptomatic bacteriuria in pregnant women. Lancet Infect Dis 2015;15:1252-4. https://doi.org/10.1016/S1473-3099(15)00145-0.

15. Kazemier BM, Schneeberger C, Miranda E, Wassenaer A, Bossuyt PM, Vogelvang TE, et al. Costs and effects of screening and treating low risk women with a singleton pregnancy for asymptomatic bacteriuria, the ASB study. BMC Pregnancy Childbirth 2012;12:52. https://doi.org/10.1186/1471-2393-12-52.

16. Hill JB, Sheffield JS, McIntire DD, Wendel GD. Acute pyelonephritis in pregnancy. Obstet Gynecol 2005;105(1):18-23. https://doi.org/10.1097/01.AOG.0000149154.96285.a0.

17. Wing DA, Fassett MJ, Getahun D. Acute pyelonephritis in pregnancy: an 18-year retrospective analysis. Am J Obstet Gynecol 2014;210(3):219.e1-6. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2013.10.006

18. Kass E. The role of asymptomatic bacteriuria in the pathogenesis of pyelonephritis. In: Quinn E, Kass E, editors. Biology of pyelonephritis. Little Brown and Co 1960:399–412.

19. Meis PJ, Michielutte R, Peters TJ, Wells HB, Sands RE, Coles EC, et al. Factors associated with preterm birth in Cardiff, Wales. I. Univariable and multivariable analysis. Am J Obstet Gynecol 1995;173(2):590-6. https://doi.org/10.1016/0002-9378(95)90287-2.

20. Коган М.И., Набока Ю.Л., Гудима И.А., Воробьева Н.В. Асимптоматическая бактериурия у беременных – нормальное состояние мочи здоровой женщины. Урология 2022;6:5-8. https: //dx.doi.org/10.18565/urology.2022;(6):5-8. [Kogan M.I., Naboka Yu.L., Gudima I.A., Vorobyova N.V. Asymptomatic bacteriuria in pregnant women is a normal condition in the urine of a healthy woman. Urologiya = Urologiia 2022;(6):5-8. (In Russian)].

21. Kazemier BM, Koningstein FN, Schneeberger C, Ott A, Bossuyt PM, de Miranda E, et al. Maternal and neonatal consequences of treated and untreated asymptomatic bacteriuria in pregnancy: a prospective cohort study with an embedded randomised controlled trial. Lancet Infect Dis 2015;15:1324-33. https://doi.org/10.1016/S1473-3099(15)00070-5.

22. Romero A, Dey SK, Fisher SJ. Preterm labor: one syndrome, many causes. Science 2014;345(6198):760-5. https://doi.org/10.1126/science.1251816.

23. Goldenberg RL, Hauth JC, Andrews WW. Intrauterine infection and preterm delivery. N Engl J Med 2000;342(20):1500-7. https://doi.org/10.1056/NEJM200005183422007.

24. Farkash E, Weintraub AY, Sergienko R, Wiznitzer A, Zlotnik A, Sheiner E. Acute antepartum pyelonephritis in pregnancy: a critical analysis of risk factors and outcomes. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2012;162(1):24-7. https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2012.01.024.

25. Angelescu K, Nussbaumer-Streit B, Sieben W, Scheibier F, Gartlehner G. Benefits and harms of screening for and treatment of asymptomatic bacteriuria in pregnancy: a systematic review. BMC Pregnancy Childbirth 2016;16(1):336. https://doi.org/10.1186/s12884-016-1128-0.

26. Moore A, Doull M, Grad R, Groulx S, Pottie K, Tonelli M, et al. Recommendations on screening for asymptomatic bacteriuria in pregnancy. CMAJ 2018;190(27):E823-30. https://doi.org/10.1503/cmaj.171325.

27. Colgan R, Jaffe GA, Nicolle LE. Asymptomatic Bacteriuria. Am Fam Physician 2020;102(2):99-104.

28. Luu T, Albarillo FS. Asymptomatic Bacteriuria: Prevalence, Diagnosis, Management, and Current Antimicrobial Stewardship Implementations. Am J Med 2022;135(8):e236-e244. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2022.03.015.

29. Nicolle LE, Gupta K, Bradley SF, Colgan R, DeMuri GP, Drekonja D, et al. Clinical Practice Guideline for the Management of Asymptomatic Bacteriuria: 2019 Update by the Infectious Diseases Society of America. Clin Infect Dis 2019;68(10):e83-e110. https://doi.org/10.1093/cid/ciy1121.

30. Kalinderi K, Delkos D, Kalinderis M, Athanasiadis A, Kalogiannidis I. Urinary tract infection during pregnancy: current concepts on a common multifaceted problem. J Obstet Gynaecol 2018;38(4):448-53. https://doi.org/10.1080/01443615.2017.1370579.

31. Czajkowski K, Broś-Konopielko M, Teliga-Czajkowska J. Urinary tract infection in women. Prz Menopauzalny 2021;20(1):40-7. https://doi.org/10.5114/pm.2021.105382.

32. Ansaldi Y, Martinez de Tejada Weber B. Urinary tract infections in pregnancy. Clin Microbiol Infect 2022:S1198-743X(22)00431-1. https://doi.org/10.1016/j.cmi.2022.08.015.

33. Nae B, Wainstock T, Sheiner E. The significance of maternal asymptomatic bacteriuria during pregnancy on long-term offspring infectious hospitalizations. J Dev Orig Health Dis 2022;13(4):508-13. https://doi.org/10.1017/S2040174421000593.

34. Emamghorashi F, Mahmoodi N, Tagarod Z, Heydari ST. Maternal urinary tract infection as a risk factor for neonatal urinary tract infection. IJKD 2012;6:178-80.

35. Langermans LM, Cools W, Van Limbergen I, Gucciardo L, Faron G. Optimal timing to screen for asymptomatic bacteriuria during pregnancy: first vs. second trimester. J Perinat Med 2021;49(5):539-45. https://doi.org/10.1515/jpm-2020-0322.

36. Allen VM, Yudin MH, Bouchard C, Boucher M, Caddy S, Castillo E, et al. Management of group B streptococcal bacteriuria in pregnancy. J Obstet Gynaecol Can 2012;34(5):482-6. https://doi.org/10.1016/S1701-2163(16)35246-X.

37. Nicolle L. Screening for asymptomatic bacteriuria in pregnancy. In: Canadian guide to clinical preventive health care. Ottawa: Health Canada 1994:100–6.

38. Жураева А.Ж., Бекбаулиева Г.Н., Ахмеджанова Х.З. Профилактика гестационного пиелонефрита беременных путем лечения бессимптомной бактериурии. Журнал теоретической и клинической медицины 2021;6(1):67-8. [Zhuraeva A.Zh., Bekbaulieva G.N., Akhmedzhanova Kh.Z. Prevention of gestational pyelonephritis in pregnant women by treating asymptomatic bacteriuria. Zhurnal teoreticheskoy i klinicheskoy meditsiny = Journal of Theoretical and Clinical Medicine 2021;6(1):67-8. (In Russian)].

39. Бурьяк Д.В., Корбут И.А. Оптимизация лечения бессимптомной бактериурии у беременных. Репродуктивное здоровье. Восточная Европа 2022;12(6):605-13.. [Buryak D.V., Korbut I.A. |Optimization of asymptomatic bacteriuria treatment in pregnant patients. Reproduktivnoye zdorov'ye. Vostochnaya Yevropa = Reproductive health. Eastern Europe 2022;12(6):605-13. (In Russian)].

40. Ильина И.Ю. Терапия бессимптомной бактериурии у беременных как профилактика развития гестационного пиелонефрита. РМЖ. Мать и дитя 2019;2(1):5–9. https://doi.org/10.32364/2618-8430-2019-2-1-5-9. [Ilyina I.Yu. Treatment of asymptomatic bacteriuria in pregnant women as prevention of the development of gestational pyelonephritis. RMZh. Mat' i ditya = RMJ. Mother and Child 2019;2(1):5–9. (In Russian)].

41. Попов А.И., Попова Т.А. Канефрон н как альтернатива антибиотикотерапии при лечении бессимптомной бактериурии беременных. Медицинские новости 2019;8(299):81-2. [Popov A.I., Popova T.A. Canephron as an alternative to antibiotic therapy in the treatment of asymptomatic bacteriuria of pregnant women. Meditsinskiye novosti = Medical News 2019;8(299):81-2. (In Russian)].

42. Гордовская Н.Б., Коротчаева Ю.В. Инфекция мочевыводящих путей у беременных – фокус на бессимптомную бактериурию. Нефрология 2018;22(2):81-7. https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-2-81-87 [Gordovskaya N.B., Korotchaeva Yu.V. Urinary tract infection in pregnant women – focus on asymptomatic bacteriuria. Nephrologiya = Nephrology 2018;22(2):81-7. (In Russian)].

43. Кононова И.Н., Кузина Т.В., Опарина О.С. Оптимизация терапии беременных с бессимптомной бактериурией. Российский вестник акушера-гинеколога 2020;20(5):97-102. https://doi.org/10.17116/rosakush20202005197 [Kononova I.N., Kuzina T.V., Oparina O.S. Optimization of therapy for pregnant women with asymptomatic bacteriuria. Rossiyskiy vestnik akusheraginekologa = Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist 2020;20(5):97-102. (In Russian)].

44. Наумкина Е.В., Абросимова О.А., Иванова С.Ф. Бессимптомная бактериурия и состояние микробиоценоза половых путей у беременных. Инфекция и иммунитет 2016;6(3):77. [Naumkina E.V., Abrosimova O.A., Ivanova S.F. Asymptomatic bacteriuria and the state of microbiocenosis of the genital tract in pregnant women. Infektsiya i immunitet = Russian Journal of Infection and Immunity 2016;6(3):77. (In Russian)].

45. Зефирова Т.П., Железова М.Е., Ахметшина И.И. Спорные вопросы диагностики и лечения бессимптомной бактериурии у беременных женщин. Практическая медицина 2018(6):34-8. [Zefirova T.P., Zhelezova M.E., Akhmetshina I.I. Disputable issues of diagnosing and treatment of asymptomatic bacteriuria in pregnant women. Prakticheskaya meditsina = Practical Medicine 2018(6):34-8. (In Russian)].

46. Moore A, Doull M, Grad R, Groulx S, Pottie K, et al. Canadian Task Force on Preventive Health Care. Recommendations on screening for asymptomatic bacteriuria in pregnancy. CMAJ 2018;190(27):E823-E830. https://doi.org/10.1503/cmaj.171325. 

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью516.93 кб
бессимптомная бактериурия; беременные; инфекции мочевыводящих путей; пиелонефрит беременных; гестационный пиелонефрит

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess