18+

 

Номер №3, 2023 - стр. 172-179

Перкутанная нефролитотрипсия у детей с использованием инструментария миниатюрного размера DOI: 10.29188/2222-8543-2023-16-3-172-179

Для цитирования:

Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Галицкая Д.А., Алиев Д.К., Лагутин Г.В., Поляков Н.В., Аполихин О.И., Каприн А.Д. Перкутанная нефролитотрипсия у детей с использованием инструментария миниатюрного размера. Экспериментальная и клиническая урология 2023;16(3):172-179; https://doi.org/10.29188/2222-8543-2023-16-3-172-179

Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Галицкая Д.А., Алиев Д.К., Лагутин Г.В., Поляков Н.В., Аполихин О.И., Каприн А.Д.
Сведения об авторах:
  • Вардак А.Б. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интер-венционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 695565; https://orcid.org/0000-0003-0722-4237
  • Арустамов Л.Д. – к.м.н., сотрудник отделения рентген-ударноволнового дистанционного дробления камней, НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 695359
  • Рудин Ю.Э. – д.м.н., профессор, руководитель отдела детской урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 423343, https://orcid.org/0000-0001-5973-615X
  • Галицкая Д.А. – аспирант, м.н.с. группы детской урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 1039321; https://orcid.org/0000‑0002‑4143‑5831
  • Алиев Д.К. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 1003160, https://orcid.org/0000‑0002‑9813‑3447
  • Лагутин Г.В. – к.м.н. врач детского уроандрологического отделения НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 1003158, https://orcid.org/0000‑0003‑3162‑5997
  • Поляков Н.В. – к.м.н. руководитель группы реконструктивной урологии отдела общей и реконструктивной урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 412267; https://orcid.org/0000‑0001‑5089‑1110
  • Аполихин О.И. – д.м.н., профессор, чл.-корр. РАН, директор НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 683661, https://orcid.org/0000‑0003‑0206‑043X
  • Каприн А.Д. – д.м.н., профессор, академик РАН, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, директор МНИОИ имени П.А. Герцена, зав. кафедрой онкологии и рентгенорадиологии им. В.П. Харченко РУДН, главный внештатный онколог Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ AuthorID 96775, https://orcid.org/0000‑0001‑8784‑8415
649

ВВЕДЕНИЕ

Несмотря на то, что перкутанная нефролитотрипсия (ПНЛ) выполняется с 1976 года, а детям впервые выполнена в 1985 году, в России метод эндоскопического лечения мочекаменной болезни у детей проводится только в единичных центрах и авторы, как правило, располагают ограниченным количеством наблюдений [1–4].

В настоящее время продолжается усовершенствование методик эндоскопического лечения детей с крупными и коралловидными конкрементами почки. ПНЛ является основным методом лечения крупных и коралловидных камней почек. Ее эффективность непосредственно зависит от объема конкремента, его локализации в чашечно-лоханочной системе и может значительно изменятся, составляя по данным различных авторов в среднем около 83% [5–7]. Решением вопроса повышения клинической эффективности и снижения послеоперационных осложнений при выполнении ПНЛ у детей является уменьшение калибра операционного инструментария [8–10].

Целью нашего исследования было изучение эффективности ПНЛ, при лечении мочекаменной болезни у детей с использованием инструментария различного размера.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Все вмешательства выполнялись в детском уроандрологическом отделении НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина с 2008 по 2019 гг. ПНЛ с использованием инструментов различного калибра выполнена 320 детям. Обследование всех пациентов проводилось по общепринятому плану: сбор анамнеза, осмотр и физикальное обследование, клинические и лабораторные исследования, ультразвуковое исследование органов мочеполовой системы, обзорная и экскреторная урография, динамическая нефросцинтиграфия, по показаниям – мультиспиральная компьютерная томография.

Перед операцией выполняли общий и биохимический анализы крови, общий анализ мочи, бактериологический анализ мочи, электрокардиографию, оценивали состояния свертывающей системы крови.

Всем пациентам при наличии отрицательного результата в бактериологическом посеве мочи за 1,5–2 часа до выполнения вмешательства проводилось введение антибактериального препарата широкого спектра воздействия, согласно возрастной дозировке. В случае выявления возбудителей, назначались антибактериальные препараты в соответствии с чувствительностью к ним.

Отбор больных проходил по следующим критериям: возраст ребенка 1–17 лет, размеры камня почек 1,5 см и более; отсутствием аномалии количества и расположения почек; отсутствие острой фазы воспаления органов мочевыделительной системы; отсутствие камней в мочеточнике; отсутствие данных за пиеловазальный конфликт; отсутствие признаков терминальной стадии почечной недостаточности; нормальные показатели свертывающей системы крови.

Существующая у взрослых пациентов градация камней на крупные (более 20 мм) средние (10-20 мм) и мелкие (менее 10 мм), по нашему мнению, не может адекватно использоваться у детей младшего возраста. С этой целью применялась, разработанная нами Формула оценки размера камня (ФОРК) почки у детей разных возрастных групп, где учитывается соотношение размера камня почки к продольному размеру почки. В исследовании было выведено, что ПНЛ следует выполнять детям разных возрастных групп с крупными конкрементами почки при ФОРК >20% [11–12].

Пациенты были разделены на три исследуемые группы, в зависимости от размера используемого инструментария. Основные клинические и демографические характеристики групп пациентов представлены в таблице 1.

В первую группу вошли дети (n-211), которым оперативное вмешательство выполнялось по методике мини-ПНЛ (15 Сн), во вторую группу вошли пациенты (n-16) , оперированные по методике ультрамини‑ПНЛ (10 Сн) и в третью вошли дети (n-93), перкутанное вмешательство которым, проходило с использованием нефроскопа стандартного размера (24 Сн).

Таблица 1. Демографические и клинические данные пациентов
Table 1. Patient demographics and clinical data

Параметр 
Parametr
Группы пациентов 
Patient groups
Первая группа, мини-ПНЛ 
First group, mini-PNL (n-211)
Вторая группа ультрамини-ПНЛ 
Second group, ultramini-PNL (n-16)
Третья группа, стандартная ПНЛ 
Third group, standard PNL (n-93)
Возраст, лет 
Age, years
6,8±1,1 (1-16) 2,9±0,3 (1-12)* 7,8±1,2 [2-17]
Младшая возрастная группа, 1-3 г 
Younger age group, 1-3 y
85 4 26
Средняя возрастная группа, 4-10 л 
Average age group, 4-10 y
65 6 28
Старшая возрастная группа, 11-17 л 
Senior age group, 11-17 y
61 6 39
Соотношение полов, м/д 
Sex ratio, b/g
119/92 9/7 49/44
Размер конкремента, мм, ФОРК% 
Stone size, mm, FESS
25,8±2,8; ФОРК 31,5% 19±1,5*; ФОРК 23,1% 29,3±4,2; ФОРК 35,7%
Младшая возрастная группа, мм, ФОРК% 
Younger age group, мм, FESS
23,2±3,0; ФОРК 36,8% 18,9±4,0; ФОРК 30,0% 25,3±5,0; ФОРК 40,1%
Средняя возрастная группа, мм, ФОРК% 
Average age group, мм, FESS
24,5±2,2; ФОРК 29,8% 22,1±2,0; ФОРК 26,9% 28,6±3,4; ФОРК 34,8%
Старшая возрастная группа, мм,ФОРК% 
Senior age group, мм, FESS
26,2±2,9; ФОРК 23,8% 28,2±3,5; ФОРК 25,6% 29,3±4,5; ФОРК 26,6%
Сторона операции, правая/левая 
Operation side, right/left, %
63,9/36,1 56,2/43,8 58/42
Наличие бактериурии, %
Bacteriouria, %
135 (65,8%) 5 (31,2%)* 50 (52,7%)
Дефицит функции почки со стороны вмешательства, %
Renal function deficiency on the part of the intervention, %
28,3±5,2 (0-76) 21±13 (0-52) 31,4±9,1 (0-86)

Примечание: * различия статистически значимы при p<0,05
Note: *differences are statistically significant at p<0.05

РЕЗУЛЬТАТЫ

Вмешательство проводилось по стандартной методике. ПНЛ детям выполняют под эндотрахеальным наркозом и состоит из 5 этапов: цистоскопия, ретроградная катетеризации почки, формирование доступа в чашечно-лоханочную систему, литотрипсия и литоэкстракция, нефростомия.

Локализация перкутанного доступа была связана, в первую очередь, с расположением и количеством конкрементов. В большинстве случаев (198 детей (61,8%)) использовался доступ через нижнюю группу чашечек. У 81 ребенка (25,3%) формирование доступа выполнялось через чашечки средней группы и только 41 ребенку (12,9%), формирование доступа осуществлялось через верхнюю группу чашечек, что было связано с наличием конкрементов в этой группе чашечек. Данный доступ использовался ограниченно только в сложных случаях из-за риска травматизации плевральной полости с последующим получением осложнений в виде гидро- и пневмоторакса. Распределение детей по локализации доступа согласно используемого размера инструмента представлено в таблице 2.

Таблица 2. Распределение детей согласно локализации оперативного доступа с использованием инструментария различного размера
Table 2. Distribution of children according to the localization of operative access using instruments of various sizes

Локализация доступа 
Access localization
Группы пациентов 
Patient groups
Первая группа, мини-ПНЛ 
First group, mini-PNL (n-211)
Вторая группа ультрамини-ПНЛ 
Second group, ultramini-PNL (n-16)
Третья группа, стандартная ПНЛ
Тhird group, standard PNL (n-93)
Группа чашечек нижнего сегмента, n (%)
Lower segment calyx group, n (%)
119 (56,4) 6 (37,5)* 61 (65,6)
Группа чашечек среднего сегмента, n (%)
Middle segment calyx group, n (%)
52 (24,6) 5 (31,25) 8 (8,6)
Группа чашечек верхнего сегмента, n (%)
Upper segment cup group, n (%)
40 (19) 5 (31,25) 24 (25,8)

Примечание: * различия статистически достоверны по сравнению с 1-й и 3-й группами при p<0,05
Note: *differences are statistically significant in comparison with the 1st and 3rd groups at p<0.05

Было отмечено, что в первой группе детей полное избавление от клинически значимых по размеру (резидуальные конкременты размером меньше 4 мм) конкрементов непосредственно после первичного вмешательства достигнуто у 169 (80,1%) детей. Во второй группе этот показатель составил 81,2% (13) детей и наконец в третей группе избавление от конкрементов было достигнуто у 73 (78,5%) пациентов. Среднее время, которое потребовалось для выполнения оперативного вмешательства во всех трех исследуемых группах сопоставимо и составило в первой группе 45 (40-125) мин., во второй – 40 (25-85) мин. и в третей – 50 (40-180) мин. Пребывание детей в стационаре после выполнения оперативного лечения составило: 4 (3-12) дня для первой группы, 3,5 (3-7) и 4,5 (3-17) дня для второй и третей групп соответственно. Сравнительные показатели оперативных вмешательств у детей с использованием инструментария различного размера представлены в таблице 3.

Таблица 3. Сравнительная оценка показателей оперативных вмешательств у детей с использованием инструментария различного размера
Table 3. Comparative evaluation of the indicators of surgical interventions in children using instruments of various sizes

Локализация доступа 
Access localization
Группы пациентов 
Patient groups
Р
Первая группа, мини-ПНЛ
 
First group, mini-PNL (n-211)
Вторая группа ультрамини-ПНЛ 
Second group, ultramini-PNL (n-16)
Третья группа, стандартная ПНЛ
Тhird group, standard PNL (n-93)​
Продолжительность операции, мин 
Duration operations, min M±m [min-max]
45±6 [40-125] 40±13 [25-85] 50±7 [40-180] Р1-2=0,544
Р1-3=0,775
Р2-3=0,643
Полное удаление конкремента за один сеанс, n (%)
Complete removal of the calculus in one session, n (%)
169 (80,1) 13 (81,2) 73 (78,5) Р1-2=0,912
Р1-3=0,750
Р2-3=0,803
Окончательная эффективность, n (%)
Final efficiency, n (%)
89 (89,6) 15 (93,7) 82 (88,1) Р1‑2=0,594
Р1‑3=0,718
Р2‑3=0,511
Койко-день после операции, дней 
Hospital-day after surgery, days, M±m [min-max]
4±0,5 [3-12] 3,5±0,4 [3-7] 4,5±0,6 [3-17] Р1-2=0,564
Р1-3=0,358
Р2-3=0,677

Статистически достоверных различий по всем этим показателями между сравниваемыми группами не было получено.

После проведения необходимых дополнительных вмешательств и манипуляций с целью удаления клинически значимых резидуальных фрагментов конкремента, полное удаление конкрементов верхних мочевых путей достигнута у 189 детей в первой группе, 15 – во второй и у 82 пациентов в третьей группе. Окончательная эффективность перкутанной нефролитотрипсии у детей с использование инструментария различного размера в первой группе составила 89,6%, во второй – 93,7% и 88,1% – в третей исследуемой группе.

Дополнительные вмешательства после проведения перкутанной нефролитотрипсии пациентам детского возраста потребовались 69 (32,7%) детям в первой группе, 4 (25%) во второй и у 41 (44,1%) – в третьей группе. 

Повторная ПНЛ была выполнена в первой группе у 6 (2,8%) детей, в третьей группе – у 4 (4,3%) пациентов. Это было связано с наличием множественных клинически значимых резидуальных фрагментов конкремента. Однако статистических различий между всеми группами получено не было, возможно из-за небольшого количества наблюдений во 2-й группе, хотя в отношении общей потребности в дополнительных вмешательствах различия между 1-й и 3-й группами оказались на грани достоверности.

Во всех трех исследуемых группах, чаще всего возникала необходимость в установке внутренних стентов, данная ситуация была связана с наличием клинически значимых резидуальных фрагментов камня, выполнением лазерной эндопиелотомии по поводу непротяженной стриктуры лоханочно-мочеточникового сегмента и дилатацией верхних мочевых путей. Применение внутреннего стента потребовалось в первой группе 34 (16,1%) детям, во второй – 2 (12,5%) и 16 (17,2%) пациентам в третьей группе.

Выполнение дистанционной пиелолитотрипсии, как комплексная «сендвич» терапия, проводилась вторым этапом для литотрипсии клинически значимых фрагментов после ПНЛ. Эта процедура выполнена 18 (8,5%) детям в первой группе, 1 (6,25%) ребенку во второй группе и 13 (13,9%) детям в третьей исследуемой группе. Тогда как, контактная уретеролитотрипсия и литоэкстракция выполнена 11 (5,2%) детям первой группы в случаях при миграции в мочеточник клинически значимых фрагментов камня, 1 (6,25%) ребенку во второй группе и 8 (8,6%) пациентам в третьей группе.

Интенсивное интраоперационное кровотечение по сформированному доступу отмечено у 6 (2,8%) детей, входящих в первую группу. Интенсивное кровотечение с потерей четкой визуализации ориентиров ЧЛС стало причиной остановки оперативного лечения без полного удаления конкремента.

У детей, прооперированных с использованием ультрамини-ПНЛ интенсивного итраоперационного кровотечение не было выявлено. В третьей группе данное осложнение наблюдали у 5 больных (5,3%), что несколько чаще чем в первой группе, но достоверной значимости это различие не достигло. Причиной более частого развития кровотечения считаем манипуляции инструментами большего диаметра и резорбцию промывной жидкости под большим давлением.

Более грозные осложнения, такие как перфорация чашечно-лоханочной системы, перфорация плевральной полости нами не были отмечены не в одной из исследуемых групп.

Виды и частота осложнений в послеоперационном периоде у детей, прооперированных с использованием инструментария различного размера представлены в таблице 4.

Таблица 4. Сравнительная оценка осложнений у детей после ПНЛ с использованием инструментария различного размера
Table 4. Comparative evaluation of complications in children after PCNL using instruments of various sizes

Осложнения 
Complications
Первая группа 
First group (n-211)
Вторая группа 
Second group (n-16)
Третья группа 
Third group (n-93)
Стойкая гипертермия (380С) 
Persistent hyperthermia (380C), n (%)
31 (14,7) 2 (12,5) 23 (24,7)
Синдром системной воспалительной реакции, n (%)
Systemic inflammatory response syndrome, n (%)
17 (8,1) 1 (6,25) 13 (13,9)
Смена антибактериального препарата, n (%)
Changing an antibacterial drug, n (%)
27 (12,8) 2 (12,5) 19 (20,4)
Кровотечение (гематурия более 3-х дней), гемотрансфузия, n (%)
Bleeding (hematuria for more than 3 days), blood transfusion, n (%)
9 (4,2) 1 (6,25) 8 (8,6)
Манипуляции под рентгенконтролем, n (%)
Manipulations under X-ray control, n (%)
22 (10,4) 2 (12.5) 21 (22,5)**
Сепсис, n (%)
Sepsis, n (%)
2 (0,9) 0 (0) 3 (3,2)
Терапия в отделении реанимации, n (%)
Therapy in the intensive care unit, n (%)
6 (2,8) 1 (1,25) 6 (6,4)
Всего, n (%)
Total, n (%)
114 (54,0%) 9 (56,3%) 93 (100%)***
Всего I+II степень 
Total I+II degree
84 (39,8%) 6 (37,5%) 63 (67,6%)***
Всего III+IV степень 
Total III+IV degree
30 (14,2%) 3 (18,8%) 30 (32,3%)**

Примечание: ** различия между группой 3 и группами 1 и 2 статистически достоверно при р<0,01, *** при р<0,001)
Note: **differences between group 3 and groups 1 and 2 are statistically significant at p<0.01, ***at p<0.001)

Наиболее часто наблюдали послеоперационную лихорадку – температура более 38,50С, которая продолжалась более одних суток. Данное осложнение отмечалось в два раза чаще детей в третьей группе, оперированных инструментарием стандартного размера. В той же группе детей чаще выявлен синдром системной воспалительной реакции: 13 (13,9%), тогда как в первой и второй группах это осложнение возникло у 17 (8,1%) и 1 (6,25%) ребенка соответственно. У 2 (0,9%) детей в первой и 3 детей (3,2%) в третьей группе в связи с наличием сепсиса в раннем послеоперационном периоде, потребовался перевод детей в реанимационное отделение для усиления терапии.

Кровотечением считали эпизод макрогематурии, который продолжался более 3 суток. Макрогематурия различной степени интенсивности часто сопровождает самые сложные оперативные вмешательства у детей с крупными и коралловидными конкрементами. Наибольшую интенсивность макрогематурии наблюдали в 1-е сутки после операции. Потребность в трансфузии наблюдали у 9 (4,2%), 1 (6,25%) ребенка и у 8 (8,6%) детей в первой, второй и третьей группах соответственно. В трех случаях кровотечение развивалось сразу после удаления нефростомического дренажа и потребовало повторного восстановления нефростомы для его купирования. Эта манипуляция была выполнена под ультразвуковым и рентгеноскопическим контролем без потребности в наркозе. Коррекция нефростомы у детей произведена в первой группе в 4 (1,9%) случаях. В третей группе эта манипуляция потребовалась в 3 (3,2%) случаях. Необходимости в коррекции нефростомического дренажа в группе детей после ультрамини-ПНЛ не требовалось. Наиболее сложные и опасные случаи кровотечения после перкутанного вмешательства могут быть связаны с образованием артериовенозной фистулы в области перкутанного доступа. Консервативные мероприятия, в такой ситуации, как правило, оказываются малоэффективными, явления макрогематурии повторяются и усиливается по своей интенсивности. С целью купирования кровотечения применили феморальную суперселективную эмболизацию ветвей почечной артерии, которую выполнили эндоваскулярные хирурги в условиях ангиографической операционной у 1 (1,1%) ребенка третьей группы.

ОБСУЖДЕНИЕ

В настоящий момент перкутанная нефролитотрипсия у детей является основным методом лечения крупных и коралловидных камней почек. Эффективность ПНЛ по данным различных авторов, составляет в среднем около 83% и может значительно меняться в зависимости от объема конкремента, его структуры, локализации в чашечно-лоханочной системе и конечно от опыта хирургах [13, 14]. В случае коралловидного нефролитиаза данное оперативное вмешательство чаще сопровождается случаями сохранения резидаульных камней. Полного удаления конкрементов удается достигнуть только в 65-75% [15–17]. Уменьшение калибра операционного инструментария при выполнении перкутанной нефролитотрипсии у детей считают основным путем достижения высокой клинической эффективности и снижения послеоперационных осложнений. Использование методик мини-ПНЛ и ультрамини-ПНЛ позволяет снизить степень интенсивности травматического воздействия на чашечно-лоханочную систему (ЧЛС) почки во время манипуляции, что, в свою очередь, снижает вероятность и выраженность интраоперационного кровотечения и гематурии в раннем послеоперационном периоде [18–21]. Миниатюрные хирургические инструменты обеспечивают возможность формирования перкутанного доступа меньшего диаметра и выполнения более деликатных дальнейших действий по разрушению камня в чашечно-лоханочной системе, уменьшая риск значимого кровотечения [22–26]. Чаще всего были выявлены инфекционно-воспалительные и геморрагические осложнения. В ходе работы отмечено что значительно чаще осложнения наблюдались в группе детей, перенесших оперативное лечение по методике стандартной ПНЛ. Наличие синдрома системной воспалительной реакции чаще было выявлено в группе стандартной ПНЛ – 13 (13,9%), что на 5,8% больше, чем в группе детей после мини-ПНЛ и на 6,6% больше в группе пациентов после ультрамини-ПНЛ. Снижение риска инфекционно-воспалительных осложнений связано с уменьшением времени операции.

Геморрагические осложнения у детей после мини‑ПНЛ встречались у 9 (4,2%) пациентов, что в два раза ниже, чем у детей после стандартной ПНЛ. Данная ситуация демонстрирует меньшую травматизацию структур ЧЛС в ходе выполнения операции по методики мини‑ПНЛ за счет применения инструмента меньшего размера и отсутствия необходимости сложных манипуляций в миниатюрной коллекторной системе крупным инструментом с избыточными физическими усилиями для выполнения стандартной ПНЛ [27–31].

При выполнении ПНЛ у детей инструментами миниатюрного размера, при благоприятном проведении вмешательства, значительно чаще удается завершать оперативное лечение без установки нефростомического дренажа, что позволяет снизить сроки пребывания детей в клинике после вмешательства, уменьшает болевой синдром и использование анальгетиков в раннем послеоперационном периоде [32–37].

ВЫВОДЫ

Использование мини- и ультрамини-перкутанной нефролитотрипсии по сравнению с применением инструментария стандартного размера позволяет сократить необходимость в дополнительных вмешательствах на 11,4% и 19,1%, сократить общее число осложнений на 10% и 12,2% соответственно, а также снизить продолжительность времени оперативного вмешательства на 10,0% и 20,0% и пребывания детей в стационаре на 11,2% и 22,3%.

Причинами возникновения осложнений при выполнении перкутанной нефролитотрипсии у детей являются: использование большего размера инструмента, погрешности в формировании доступа, некорректная антибактериальная терапия в предоперационном и послеоперационном периодах, отсутствие контроля объема ирригационной жидкости во время нефроскопии, неправильная тактика фрагментации и эвакуации камня, некорректное дренирование почки.

ЛИТЕРАТУРА

1. Singh AG, Jairath A, Balaji SS, Tak G, Ganpule AP, Vijayakumar M, et al. Changing trends in the endourological management of urolithiasis in anomalous kidneys. BJU Int 2019; 123(2) :318-327. https://doi.org/10.1111/bju.14575.

2. Аполихин О.И., Сивков А.В., Комарова В.А., Просянников М.Ю., Голованов С.А., Казаченко А.В., и др. Заболеваемость мочекаменной болезнью в Российской Федерации (2005-2016 годы). Экспериментальная и клиническая урология 2018;(4):4-14. [Apolikhin O.I., Sivkov A.V., Komarova V.A., Prosyannikov M. Yu., Golovanov S.A., Kazachenko A.V., et al. Incidence of urolithiasis in the Russian Federation (2005-2016). Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya=Experimental and Clinical Urology 2018;(4):4-14. (In Ruissian).

3. Fernström I, Johannson B. Percutaneous pyelolithotomy. A new extraction technique. Scand J Urol Nephrol 1976;10(3):257-9. https://doi.org/10.1080/21681805.1976.11882084

4. Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С. Перкутанная нефролитотрипсия у детей с крупными и коралловидными конкрементами (Обзор литературы). Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского 2020;99(5):169-175. https://doi.org/10.24110/0031-403X-2020-99-5-169-175 [Vardak A.B., Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov D.S. Percutaneous nephrolithotripsy for the treatmеnt of large and staghorn stones in children. Pediatriya. Zhurnal im. G.N. Speranskogo = Pediatrics. Journal named after G.N. Speransky 2020;99(5):169-175. https://doi.org/10.24110/0031-403X-2020-99-5-169-175. (In Russian)].

5. Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Вардак А.Б., Арустамов Л.Д. Перкутанная нефролитотрипсия у детей младшей возрастной группы. Экспериментальная и клиническая урология 2021;14(1):144-50. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2021-14-1-144-150 [Rudin Yu.E., Merinov D.S., Vardak A.B., Arustamov L.D. Percutaneous nephrolithotripsy in children of the young age. Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya= Experimental and Clinical Urology 2021;14(1):144-50. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2021-14-1-144-150 (In Russian)].

6. Soltani MH, Karimi A, Salimi M, Amini E. Feasibility, safety, and effectiveness of adult-sized instruments in pediatric percutaneous nephrolithotomy: A systematic review and meta-analysis. J Pediatr Urol 2022;18(3):303-310. https://doi.org/10.1016/j.jpurol.2022.04.014.

7. Abdelwahab K, Elderey MS, Desoky E, Elsayed ER, Seleem MM, Ahmed E. Pediatric minipercutaneous nephrolithotomy using self-retained screwed amplatz sheath vs ordinary sheath. J Endourol 2023;37(4):394-399. https://doi.org/10.1089/end.2022.0540.

8. Saber-Khalah M, Reyad AM, Gamal W, Elmoghazy H, Abd Elhamed AM, Mohamed ER, et al. The feasibility of one-day length of hospital stay after pediatric percutaneous nephrolithotomy. Urologia 2022;89(1):126-130. https://doi.org/10.1177/0391560321993594.

9. Mehmet MU, Ahmet AS, Mansur DU, Onur D, Mehmet NB, Namık KH, et al. STPEDISET: a novel innovation for percutaneous nephrolithotomy in children. J Pediatr Surg 2016;51(2):336–340. https://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2015.11.014

10. Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Вардак А.Б. Результаты применения метода мини-перкутанной нефролитотрипсии у детей с мочекаменной болезнью. РМЖ 2018;26(2-2):118-21. [Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov D.S., Vardak A.B. Results of the use of the method of mini-percutaneousnephrolithotripsy in children with urolithiasis. RMZH = RMJ 2018;.26(2-2):118 –121. (In Russian)].

11. Рудин Ю.Э., Арустамов Л.Д., Вардак А.Б., Галицкая Д.А., Марухненко Д.В., Лагутин Г.В., и др. Формула оценки размера камня (ФОРК) почки у детей разных возрастных групп. Экспериментальная и клиническая урология 2022;15(4):164-72. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2022-15-4-164-172 [Rudin Yu. E., Arustamov L.D., Vardak A.B., Galitskaya D.A., Marukhnenko D.V., Lagutin G.V. et al. KSS-CDA: kidney stone size in children different ages. Eksperimentalnaya i Klinicheskaya urologiya= Experimental and Clinical Urology 2022;15(4):164-72. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2022-15-4-164-172. (In Russian).

12. Brodie KE, Lane VA, Lee TW. Outcomes following ‘mini’ percutaneous nephrolithotomy for renal calculi in children. A single-centre study. J Pediatr Urol 2015;11(3):120-5. https://doi.org/10.1016/j.jpurol.2014.09.008.

13. Mehmet SA, Hikmet Z, Erol B, Serkan A, Bahattin A, Mehmet HO. The outcome of percutaneous nephrolithotomy using intravenous catheter for obtaining percutaneous access as a treatment for renal stone disease in children: a pilot study. Urol J 2016;13(1):2502-8.

14. Mahmoud MA, Shawki AS, Abdallah HM, Mostafa D, Elawady H, Samir M. Use of retrograde intrarenal surgery (RIRS) compared with mini-percutaneous nephrolithotomy (mini-PCNL) in pediatric kidney stones. World J Urol 2022;40(12):3083-3089. https://doi.org/10.1007/s00345-022-04186-x.

15. Gallioli A, Berrettini A, Sampogna G, Lorens E, Quiróz Y, Gnech M, et al. Semi-closedcircuit vacuum-assisted mini percutaneous nephrolithotomy in the pediatric population: the initial experience of two tertiary referral centers. Minerva Urol Nephrol 2022;74(1):93-101. https://doi.org/10.23736/S2724-6051.20.03951-X.

16. Mansur D, Mehmet MU, Onur D, Mehmet NB, Necmettin P, Namık KH, et al. Micro-percutaneous nephrolithotomy in the treatment of pediatric nephrolithiasis: a single-center experience. J Pediatr Surg 2016;51(4):626–629. https://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2015.09.012

17. Karkin К, Erçil H. Is percutaneous nephrolithotomy effective and safe for children with solitary kidney? Pediatr Surg Int 2022;38(8):1171-1175. https://doi.org/10.1007/s00383-022-05147-6.

18. Zeid M, Sayedin H Alsaid A, Sridharan N, Narayanaswa A, Giri S, et al. Outcomes of minipercutaneous nephrolithotomy in children and adolescents: a 10-year single-centre experience from Kuwait. Cureus 2022;14(5):e25022. https://doi.org/10.7759/cureus.25022.

19. Adhikari MB, Karna S, Adhikari K, Baidya JL. Percutaneous nephrolithotomy in paediatric population: a single center experience. J Nepal Health Res Counc 2020;18(2):205-9. https://doi.org/10.33314/jnhrc.v18i2.2153.

20. Baydilli N, Tosun H, Akınsal EC, Gölbaşı A, Yel S, Demirci D. Effectiveness and complications of mini-percutaneous nephrolithotomy in children: one center experience with 232 kidney units. Turk J Urol 2020;46(1):69–75. https://doi.org/10.5152/tud.2019.19158.

21. Bjazevic J, Razvi H. Stones in pregnancy and pediatrics. Asian J Urol 2018;4(5):223-34. https://doi.org/10.1016/j.ajur.2018.05.006.

22. Destro F, Selvaggio Ggo, Lima M, Riccipetitoni G, Klersy C, Di Salvo N, et al. minimally invasive approaches in pediatric urolithiasis. The Experience of two Italian Centers of Pediatric Surgery. Front Pediatr 2020;8:377. https://doi.org/10.3389/fped.2020.00377

23. Dombrovskiy V, Olweny EO. Percutaneous nephrolithotomy in children: analysis of nationwide hospitalizations and short-term outcomes for the United States, 2001–2014. J Endourol 2018;32(10):912-8. https://doi.org/10.1089/end.2018.0370.

24. Hong Y, Xu Q, Huang X, Zhu Z, Yang Q, An L. Ultrasound-guided minimally invasive percutaneous nephrolithotomy in the treatment of pediatric patients <6 years: A single-center 10 years’ experience. Medicine 2018;97(13):0174. https://doi.org/10.1097/MD.0000000000010174.

25. Izol V, Satar N, Bayazit Y, Gokalp F, Akdogan N, Aridogan IA. Which factors affect the success of pediatric PCNL? Single center experience over 20 years. Arch Ital Urol Androl 2020;92(4). https://doi.org/10.4081/aiua.

26. Kandemir A, Balasar M, Pişkin MM, Öztürk A. Outcomes of mini-percutaneous nephrolithotomies in children: a single centre experience. Cent European J Urol 2019;72(2):174–7. https://doi.org/10.5173/ceju.2019.1672

27. Yıldızhan M, Asil E. Tubeless PNL can safely be applied to selected patients in pediatric stone disease. Turk J Urol 2021;2(47):164-9. https://doi.org/10.5152/tud.2020.20066.

28. Keshavamurthy R, Kumar S, Karthikeyan VS, Mallya A, Nelivigi GG. Tubeless pediatric percutaneous nephrolithotomy: assessment of feasibility and safety. J Indian Assoc Pediatr Surg 2018;23(1):16-21. https://doi.org/10.4103/jiaps.JIAPS_22_17.

29. Liu Y, Wu W, Tuerxun A, Liu Y, Simayi A, Huang J, et al. Super-mini percutaneous nephrolithotomy in the treatment of pediatric nephrolithiasis: evaluation of the initial results. J Endourol 2017;31(1):38-42. https://doi.org/10.1089/end.2016.0572.

30. Nouralizadeh A, Simforoosh N, Shemshaki H, Soltani MH, Sotoudeh M, Ramezani MH, et al. Tubeless versus standard percutaneous nephrolithotomy in pediatric patients: a systematic review and meta-analysis. Urologia 2018;85(1):3-9. https://doi.org/10.5301/uj.5000270.

31. Qiu Z, Guo QB, Ablikim Z, Shi XW, Hou JJ, Chen C, et al. Safety and efficacy of ultrasoundguided low-pressure perfusion mini-percutaneous nephrolithotomy in children aged 1-7 years: a retrospective observational study. Int Urol Nephrol 2021;53(10):1969–1976. https://doi.org/10.1007/s11255-021-02933-4.

32. Liu M, Huang J, Lu J, Hu L, Wang Z, Ma W, et al. Selective tubeless minimally invasive percutaneous nephrolithotomy for upper urinary calculi. Minerva Urol Nefrol 2017;69(4):3660-71. https://doi.org/10.23736/S0393-2249.16.02700-4

33. Aghamir SM, Salavati A, Aloosh M. Feasibility of totally tubeless percutaneous nephrolithotomy under the age of 14 years: a randomized clinical trial. J Endourol 2012;26:621-4. https://doi.org/10.1089/end.2011.0547

34. Song G., Guo X., Niu G., Wang Y. Advantages of tubeless mini-percutaneous nephrolithotomy in the treatment of preschool children under 3years old. J Pediatr Surg 2015;50(4):655–8. https://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2014.11.042.

35. Вардак А.Б., Арустамов Л.Д., Рудин Ю.Э., Меринов Д.С., Гурбанов Ш.Ш. Способ эндоскопического бездренажного малоинвазивного лечения нефролитиаза у детей. Патент на изобретение. RU 2750183. URL: https://www.fips.ru/iiss/document.xhtml?facesredirect=true&id=4c8d036584674685b549a407178cc75e. [Vardak A.B., Arustamov L.D., Rudin Yu.E., Merinov D.S., Gurbanov Sh.Sh. A method for endoscopic non-drainage minimally invasive treatment of nephrolithiasis in children. Patent for an invention. RU 2750183. URL: https://www.fips.ru/iiss/document.xhtml?faces-redirect=true&id=4c8d036584674685b549a407178cc75e. (In Russian)].

36. Iqbal N, Assad S, Hussain I, Hassan Y, Khan H, Farooq MA, et al. Comparison of outcomes of tubed versus tubeless percutaneous nephrolithotomy in children: A single center study. Turk J Urol 2018;1(44):56–61. https://doi.org/10.5152/tud.2018.19616.

37. Rifaioglu MM, Onem K, Buldu I, Karatag T, Istanbulluoglu MO. Tubeless percutaneous nephrolithotomy: yes but when? A multicentre retrospective cohort study. Urolithiasis 2014;42(3): 255–62. https://doi.org/10.1007/s00240-014-0638-3. 

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью610.42 кб
мочекаменная болезнь; перкутанная нефролитотрипсия; дети; мини-перкутанная нефролитотрипсия; ультрамини-перкутанная нефролитотрипсия

Readera - Социальная платформа публикаций

Crossref makes research outputs easy to find, cite, link, and assess